РУКИ ПРОЧЬ ОТ НАШИХ МУЖЧИН

Закон «о семейно-бытовом насилии» не способен защитить женщин от реального насилия, но зато способен разрушить семью

Елена Тимошина

Проблемы семьи и брака Ювенальная юстиция Борьба с коррупцией в верхних эшелонах власти Секспросвет и пропаганда извращений Закон о «семейно-бытовом насилии»

14.12.2019 68

19 ноября этого года, в Международный мужской день, Мужское движение провело закрытый кинопоказ документального фильмабывшей американской феминистки Кесси Джей «The Red Pill» («Красная таблетка», 2016 г.) о безудержном женском произволе в США.  В другом фильме, который состоит из серии интервью участников этого кинопоказа, приняла участие кандидат юридических наук, криминологЕлена Михайловна Тимошина. Предлагаем вниманию читателей «Русской народной линии» расшифровку видеовыступления Е.М.Тимошиной .

Я борюсь против закона «о семейно-бытовом насилии» уже 10 лет, потому что я понимаю все угрозы и последствия этого закона. Это очень опасный закон, который, по сути, не способен защитить женщин от реального насилия, но зато способен разрушить семью. В нём очень много коррупциогенных факторов, которые привлекут к росту коррупции и обвинению безвинных мужчин. Прежде всего, мужчин.

Этот закон уже действует на Западе, и мы видим, как там работает эта система. Чтобы понимать — мужчины, да и женщины на Западе называют этот закон «молотом ведьм», потому что как только этот закон применяется, семья практически разоряется. Я уже не говорю о том, что статус мужчины подкашивается, потому что, как правило, этот закон феминистский и разработан для защиты женщин. Судьи, которые приезжают к нам и делятся опытом, говорят, что у них принцип презумпции невиновности уже не действует, его заменил принцип «женщина — жертва», «женщина всегда права». Они выносят решения в пользу женщин без всяких доказательств только на основании одних её слов. Они понимают изначально, что это сомнительно, но они являются заложниками этой системы, в которой защищаются только права женщин.

К чему это может привести? Если мы вводим на правовом уровне психологическое насилие, а это всё что угодно — любая критика женщины, то мы получим такую ситуацию, когда каждого мужчину можно будет привлечь к ответственности, у любого родителя можно будет отнять ребёнка. Потому что невозможно воспитывать достойно детей без ограничений. Ограничения — это запреты. Мы не сможем ругать детей за «двойки», за плохое поведение, за аморальное поведение. Но это воспитание. И если мы не будем этого делать, то мы получим поколение совершенно необузданных людей, которые будут совершать правонарушения.

Конечно же, мужчины просто перестанут создавать семьи. Зачем им эта обуза, если этот закон применяют не ко всем мужчинам, а только к тем, кто в семье, к семейным мужчинам? Если анализировать уголовную статистику, то у нас 80% насильственных преступлений в отношении женщин совершаются не членами семьи. То есть в семье женщина максимально защищена, потому что мужчина берет ответственность за нее. А этот закон не способен защитить женщину в большинстве случаев. Поэтому он очень опасен.

Нужно понимать, что против этого закона надо бороться сообща. Люди должны понимать, в чём его опасность. Мы говорим о том, что проблема насилия у нас есть, но надо принимать меры общего характера: допустим, принудительное лечение от алкоголизма и наркомании для тех лиц, которые совершили правонарушение. Это меры общего характера и они должны действовать не только в отношении, например, мужа или жены, а в отношении всех людей, которые совершают преступления.

Если этот закон будет внесен в Государственную Думу, нужно по всей России активно высказать своё «нет». В какой форме? Это пусть каждый решит для себя, но нельзя быть равнодушным.

Еще хочу обратить внимание на то, как действует этот закон на Западе, чтобы понимать. Допустим, этот закон у нас действует и он предполагает, что выявлять насилие может любое НКО, любой посторонний человек. Например, кто-то вам завидует или ревнует, они позвонят в службы и скажут, что вы совершаете насилие в отношении жены: «Я слышу, как она кричит по ночам». Приезжают люди, вас забирают, арестовывают, накладывается ряд ограничений, в том числе охранный ордер, который не позволяет вам приближаться к семье на расстояние 800 м. Вы не видите детей, вы не знаете, где жить, вы платите штраф, вы платите деньги за программы контроля гнева, вы платите деньги за  программы реабилитации якобы жертвы насилия. Но самое страшное, что женщина, придя в полицию, и говоря в защиту мужа, что у нее прекрасный муж, что он ничего плохого не делал, — все равно получит отказ. Потому что ей скажут: «Вы — запуганная жертва, мы вам не верим, мы верим тому человеку, который выявил насилие». Или скажут: «У вас вообще стокгольмский синдром, идите-ка в психушку и полечитесь». Вот так это происходит на Западе. Этот закон дает такие возможности. Подобное может быть у нас. Это страшно!

Закон «о семейно-бытовом насилии» просто провоцирует коррупцию, потому что  определять факт насилия будут не судьи, а НКОшники, у которых не будет специального образования, на глаз. Они будут приходить и говорить: «Ну что? Сколько стоит?». И констатировать, что не было насилия.

Я уже не говорю о том, что НКО будут за наш счёт зарабатывать себе большие деньги, потому что все их услуги - по реабилитации, по контролю гнева - будут платными. И мы получим обеднение семьи. А что в итоге? Если, например, мужу придётся продавать имущество, чтобы расплатиться с ними, то ему потом скажут: «Вы недостойны быть родителем, у вас нет возможности достойно воспитывать ребёнка, вы нищий человек». И будет происходить, как на Западе, изъятие детей.

Мы должны бороться против этого закона и ни в коем случае не позволять этим НКОшникам говорить про наших мужчин, что они звери. Они не звери. У нас самые лучшие мужчины. Руки прочь от наших мужчин! Они цивилизованные прекрасные люди!

Я хочу поблагодарить тех, кто создал этот фильм, потому что он заставляет задуматься и, прежде всего, понять, какая нам предстоит реальность в случае, если мы применим закон «о семейно бытовом насилии». Потому что он создает возможности для борьбы полов. Это очень страшно, когда мужчины борются за права с женщинами. Я бы не хотела, чтобы мои сыновья жили в такой реальности. Страшно, когда идёт эта борьба.

Наверное, это элемент глобального проекта по сокращению численности людей. Потому что в такой ситуации, когда проблема так остро стоит, будет рождаться всё меньше и меньше детей. Потому, что нарушается Богом данная предназначенность женщины и мужчины. А ведь она есть, и мы не будем оспаривать, что у мужчины одни роли, у женщины другие, и это нормально. Мы должны это принять, конечно, с условием того, что ничьи права не будут нарушаться — ни женщин, ни мужчин, а именно: право на безопасность, право на уважение и т.д. Только нормальное существование прав мужчин и прав женщин — когда этот баланс, данный Богом, будет соблюден, тогда будет счастливая жизнь, тогда не будет конфликтов.

Мужчины и женщины должны не конфликтовать, а любить друг друга. Тогда будут рождаться дети, тогда будет всё хорошо. Женщинам обязательно надо посмотреть этот фильм, в том числе для того, чтобы не допустить такого радикального феминизма. Это зло. Потому что любой радикализм ведёт к злоупотреблению, к нарушению прав, к нарушению баланса. Мужчины — люди, у которых есть чувства, у которых есть право быть отцами, воспитывать своих детей, и хорошо бы, чтобы это было в полных семьях, чтобы мужчины не уходили от воспитания детей.