Священник Сергий Карамышев о подоплеке «дела Фарбера»…

Повторный после апелляции Верховному Суду РФ суд над директором дома культуры села Мошенка Осташковского района Тверской области Ильей Фарбером 1 августа вынес приговор: 7 лет и 1 месяц колонии строгого режима с наложением штрафа в 3100000 руб.

Спустя 4 дня федеральный судья Алексей Лебедев в интервью «Комсомольской правде» прокомментировал решение суда следующим образом:

«При постановлении 01.08.2013 года обвинительного приговора в отношении Фарбера Ильи Исааковича, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных п.«в» ч.5 ст.290 УК РФ (получение взятки в размере 300000 рублей), ч.3 ст.290 УК РФ (получение взятки в размере 132600 рублей), ч.1 ст.285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями), суд пришел к выводу о том, что вина Фарбера И. И. в совершении данных преступлений полностью доказана, и никаких сомнений в его виновности не возникает…

Касаясь вопроса о наказании Фарберу И.И., следует обратить внимание на то, что санкцией части 5 статьи 290 УК РФ (получение взятки в размере 300000 рублей) за данное преступление предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от семидесятикратной до девяностократной суммы взятки либо лишение свободы на срок от 7 до 12 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет и со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки.

В связи с тем, что совершенные Фарбером И.И. преступления связаны с коррупцией и взяточничеством, нарушают нормальную управленческую деятельность муниципальных учреждений, подрывают их авторитет, а у Фарбера И.И. отсутствует какое-либо имущество и средства для выплаты штрафа, предусмотренного в качестве основного вида наказания, суд пришел к необходимости назначения Фарберу И.И. основного наказания в виде лишения свободы, с дополнительными наказаниями в виде лишения права занимать определенные должности и штрафа. Назначение указанных дополнительных наказаний при назначении основного наказания в виде лишения свободы является обязательным… дополнительное наказание в виде штрафа назначено Фарберу И. И. ниже низшего предела, т. е. в десятикратном размере суммы взятки, но не в шестидесятикратном, как предусмотрено санкцией части 5 статьи 290 УК РФ».

Конечно, если бы в наше время все судебные приговоры выносились строго по букве закона, к Осташковскому суду было бы меньше претензий. Ведь не секрет, что и за более тяжкие преступления люди порой отделываются условным сроком. Но подобный вопрос - не к Осташковскому суду, который наказал взяточника настолько мягко, насколько это позволял закон.

Казалось бы, обычное дело: редко, когда все бывают довольны обвинительными судебными приговорами, поэтому начинают роптать на несправедливость суда, на немилосердие власти и т.д.

Однако здесь некоторые личности пытаются придать делу Фарбера политическую окраску, притом, как можно более скандальную. Сам суд оказался хорошо отрежиссированным представлением. Подсудимый явился в белой рубашке особого фасона, с широкими, сужающимися у запястий, рукавами, с распахнутым воротом - в каких в XVIII-XIX веках стрелялись на дуэлях. Его фото за решеткой в таком экзотическом виде тиражируются теперь по всему мiру.

Вот как описывает суд корреспондент той же «Комсомольской правды»:

«Зал замер, Фарбер в белоснежной рубахе, как дуэлянт, подошел к барьеру, то бишь к решетке… Он говорил долго. Очень долго. Слишком долго. Я засек время - ровно 2 часа 35 минут и 40 секунд»… Признаюсь, такого терпеливого судьи я еще не видел. Он вежливо смотрел на Фарбера все это время, и лишь два раза попросил: «Ближе к сути обвинения, пожалуйста». Но Фарбер говорил-говорил-говорил… О том, что он просто не может быть взяточником».

2 августа известный общественный деятель Н.Сванидзе в передаче «Эха Москвы» «Особое мнение» заявил следующее:

«если прокурор, государственный обвинитель устанавливает степень вины человека в зависимости от его национальности, а национальность в зависимости от его фамилии, то этот человек исключительно общественно опасен, он опасный преступник, помимо того что он мерзавец, и он, в общем-то, должен быть огражден от общества...».

Почему Сванидзе обозвал государственного обвинителя еще первого суда над Фарбером «мерзавцем»? Потому что некие слухи приписали ему фразу:

«Может ли человек с фамилией Фарбер бескорыстно помогать селу?»

Логика здесь такова: за дважды доказанные судом факты получения взяток человек сидеть не должен, а вот на основании непроверенных слухов - должен, потому что так решил сам Николай Карлович Сванидзе, великий правозащитник всех времен и народов!

Он продолжил цепь своих причудливых рассуждений, перемежая их угрозами:

«Я это говорю как член Общественной палаты и как член Совета по правам человека. Чтобы этот человек сам попал под суд с соответствующими последствиями, потому что это чистая уголовщина. Если это так, то здесь просто на лбу у человека написано "Разжигание национальной розни". При том, что он обладает огромной властью. Если этот человек прокурор, если человек полицейский, если человек какой-то чиновник властный, то он исключительно общественно опасен, конечно».

Дальше же пошло еще интересней. Кто-то из радиослушателей задал вопрос:

«Не кажется ли вам, что дело Фарбера - это дело Бейлиса сегодня?» Ответ был таким: «Здесь кое-что общее есть, если эта фраза прокурора действительно имела место, то есть он сделал для себя вывод о вине Фарбера, исключительно прочитав его фамилию… Можно сделать вывод, что для него, для прокурора, Фарбер виноват только тем, что он Фарбер. Тогда действительно появляются общие черты с делом Бейлиса, несомненно».

5 августа Русская служба BBC» публикует материал, где сказано:

«Как сообщил bbcrussian.com член Совета Николай Сванидзе, решение о том, в какой форме будет проходить рассмотрение дела учителя, строившего в селе дом культуры, будет принято в 20-х числах августа: "Имеется общее согласованное решение. Более десяти членов СПЧ уже высказались "за" и никто - "против", причем это мнение людей с разными политическими взглядами".

Он пояснил, что совет интересуют два аспекта: во-первых, само дело Фарбера и приговор, в справедливости которого у многих есть серьезные сомнения; во-вторых, высказывания прокурора, имеющие антисемитский подтекст».

Далее здесь же сказано:

«Сразу после оглашения приговора Российский еврейский конгресс объявил сбор средств в помощь его семье - троим сыновьям, двое из которых еще несовершеннолетние и растут без матери».

«Русская служба BBC» взяла из длинной речи Фарбера на суде то, что ей было нужно:

«В последнем слове подсудимый напомнил судье о существовании "списка Магнитского": "Чтобы возник этот список, нужно было, чтобы человека замучили насмерть в тюрьме. Меня еще насмерть не замучили. Я надеюсь, мне не придется умирать, чтобы был список Фарбера. Но все равно будет известна фамилия заказчика моего дела, заказчика, который где-то маячит и никак его не рассмотреть. Но он есть", - сказал подсудимый».

Разумеется, есть. Вот только искать его нужно, скорее всего, за далекими морями. Потому что России от раздувания еврейского вопроса нет и никогда не было никакой выгоды.

6 августа в Москве на Страстном бульваре прошел довольно жидкий пикет в поддержку осужденного под лозунгом «Свободу Илье Фарберу!», среди них был и чисто политический плакатик:

«Уважаемый учитель рисованья Фарбер! Разрешите всей Гулаг-страной пожать Вам руку!»

6 же августа появилось официальное заявление Тверского областного суда по поводу голословных обвинений в адрес государственного обвинителя.

«Растиражирована информация, в которой утверждается, что государственный обвинитель в первом процессе по делу Фарбера позволил себе в отношении подсудимого антисемитское высказывание, - сообщает пресс-секретарь Тверского областного суда Нина Туманова. - У руководства Тверского областного суда подобное заявление вызывает недоумение, поскольку в протоколе судебного заседания не содержится фраз, оскорбляющих или уничижающих любое из составляющих достоинства господина Фарбера. Дополнительно хотелось бы отметить, что жалоб стороны защиты на протокол судебного заседания в Тверской областной суд не поступало. Обращаем внимание также на то, что об антисемитском характере процесса в отношении Фарбера сторона защиты заявляла в кассационных жалобах, которые были рассмотрены Верховным судом Российской Федерации. Данная информация подтверждения не имела».

Но что такое опровержение Тверского областного суда для огромного спрута глобальных средств массовой информации? Кто его услышал, кто о нем вспомнит?

Раздувание жупела антисемитизма во времена Холодной войны стало поводом для принятия Конгрессом США печально знаменитой «Поправки Джексона-Вэника». Не подобному же ли призвано послужить и «Дело Фарбера»?

Наш Президент передает Библиотеку Шнеерсона еврейскому Музею толерантности. Наши Президент и Патриарх направляют поздравления в связи с 90-летием знаменитого израильского политика Шимона Переса. Но кого-то не устраивают мирные и спокойные отношения представителей разных народов. Кому-то хочется сеять смуту и раздувать рознь. И заказчик, конечно, скоро объявится.

Иерей Сергий Карамышев, публицист

Источник: Русская народная линия.