ДЕНЕЖНАЯ ДЕРЖАВА. ПЕРВЫЕ ШАГИ Часть 2

ДЕНЕЖНАЯ ДЕРЖАВА. ПЕРВЫЕ ШАГИ

Часть 2

Борис Галенин

26.10.2021 697

Часть 1

Рождение системы

Понятно, что именно в таком обществе и возникли первые банки.

«Вавилон эпохи столпотворения[1] был родиной банков, как Шумер III тысячелетия до н.э. − родиной бухгалтерии.

Банки родились в результате развития ссудно-ростовщического и торгового капитала, а также денежного обращения. Их вызвала к жизни потребность в кредите, без которого деловая жизнь в Вавилоне VI в. до н.э. стала уже невозможной. Ростовщические ссуды не могли удовлетворить дельцов, нуждавшихся в наличных деньгах.

Тогда появилась комменда − по-вавилонски harrana («дорога»), т.е. ссуда, выданная на торговую поездку… Комменда уже представляла зародыш банковских операций. По крайней мере, средневековые итальянские банки выросли на операциях типа комменды. Так было и в Вавилоне.

 

Следующим шагом явился переход к приему и выдаче вкладов, предоставлению кредита, безналичному расчету между вкладчиками, оплате чеков, выданных вкладчиками.

Это были уже чисто банковские, а не ростовщические операции…

Благодаря вкладам банкир получал возможность по своему усмотрению распоряжаться деньгами вкладчиков, пускать их в оборот.

Они приносили ему в среднем 20% годовых (такова была средняя ставка ссудного процента), а банковский процент, который получали вкладчики, был ниже ссудного примерно на 7%, что и составляло прямой доход банкира.

Кроме того, банкир получал возможность контролировать имущество вкладчиков и приобретал власть над ними, а это, в свою очередь, приносило ему разнообразные выгоды и доходы».

И хотя в Вавилоне банковское дело не выделилось пока в отдельную отрасль бизнеса, а банкир – в самостоятельную профессию, на долгие века он стал «впереди планеты всей».

Страны, лежавшие за пределами Древнего Востока, в том числе Греция и Рим, достигли, да и то не полностью вавилонского искусства в финансах столетия спустя.

Подобное искусство было отмечено лишь в нескольких городах сиро-финикийской культуры. В дальнейшем мы еще вернемся к этому вопросу.

Вавилон – священный и проклятый

«Вавилон основали шумерийцы еще в III тысячелетии до н.э.

Тогда это был небольшой городок, не игравший сколько-нибудь заметной роли в жизни страны, хотя он и получил от своих основателей гордое имя Кадингирра, что по-шумерийски значит “Врата божьи”».

Когда население Вавилона стало в массе своей не шумерским, а семитским, древнее название города было переведено на семитский аккадский язык и стало звучать Баб-или − «Врата божьи». В греческом, а затем в ромейском произношении это превратилось сначала в Babywv, а затем в привычный нам Вавилон.

Новый Вавилон представлял собой в плане вытянутый с запада на восток почти правильный четырехугольник с периметром стен 8 150 м и площадью около 4 кв. км.

План Вавилона

В западной половине древнего мира, без Индии и Китая, с Вавилоном по размерам могли соперничать только Ниневия, Карфаген, Александрия и Рим, причем последние три города только спустя 200-300 лет после эпохи Навуходоносора II.

Гигантские древние города Индии и Китая также выросли триста лет спустя.

Таким образом, в VI–IV вв. до Р.Х. Вавилон вообще не имел соперников во всем мире[2].

Неудивительно, почему Геродоту и сподвижникам Александра Македонского он казался городом фантастических размеров: нигде и никогда они ничего подобного не видели.

Планировка Вавилона была квадратно-гнездовой. В ее основе лежали восемь широких проспектов, каждый из которых вел к городским воротам. К проспектам примыкали улицы и переулки. Над городом возвышался огромный зиккурат Этеменанки.

«Шумерийцы, религия которых была воспринята вавилонянами и ассирийцами, на своей прародине поклонялись богам на вершинах гор. Переселившись в низменное двуречье, они не изменили своему обычаю и стали возводить искусственные горы − насыпи. Так появились зиккураты, соединявшие, но мнению вавилонян, небеса и землю».

Висячие сады Семирамиды – жены Навуходоносора

Знаковым сооружением города был и царский дворец с так называемыми «висячими садами». Это были террасы на каменных столбах, возвышающихся одна над другой на высоту до 25 м. Площадь террас была порядка 1000 кв. м., на насыпной почве росли редкие растения. Среди них были гроты и беседки.

Как в каждом мегаполисе в Вавилоне соседствовали роскошь и нищета, а также обилие развлечений на любой вкус.

«В городах, особенно в самом Вавилоне, где имелось много бездомного и приезжего люда, спрос на жилье был велик. Богачи усиленно скупали дома. Появились крупные домовладельцы, собственники десятков домов, занимавших подчас целые кварталы…

Домовладельцы никаких расходов по содержанию домов не несли, но зато получали от домов порядочные доходы. Собственники домов предпочитали иметь дело с солидными и платежеспособными съемщиками. На бедноту они смотрели как на обузу, и ей с трудом удавалось найти жилье в таком городе, как Вавилон.

Роскошные особняки с садами, водопроводом, бассейнами, канализацией и даже средние дома с двориками и колодцами были доступны лишь богатым людям. Беднякам же приходилось ютиться в лачугах, развалившихся домах, комнатушках многоэтажных домов и пользоваться водой из реки и каналов.

Вавилон был многолюдным и шумным городом.

Он притягивал к себе людей, как магнит, и среди его прелестей не последнее место занимали злачные места − публичные дома, дорогие рестораны и подозрительные трактиры, нередко служившие притонами для разного сброда.

Содержали эти заведения обычно рабы, отпущенные на оброк, часто рабыни, совмещавшие ремесло трактирщиц и проституток.

Производство алкогольных напитков − виноградных вин и разных сортов сикеры (род пива или браги) из фиников и ячменя − и торговля ими были прибыльным делом. Рабовладельцы охотно разрешали своим рабам заниматься этим промыслом и, отпуская на оброк, давали им необходимые средства на обзаведение».

«Мальчишник» в Вавилоне

Обратной стороной деловой активности Вавилона был высокий уровень преступности.

«Вавилонский уголовный мир в древности славился не менее, чем багдадские воры времен халифа Харун ар-Рашида (786–809 гг.), “Двор чудес” в средневековом Париже или современные американские и итальянские гангстеры.

В Вавилоне при желании можно было получить своего рода высшее образование и диплом мастера уголовных дел.

Так, в апреле 629 года в Барсиппе некий Набу-уцалли обязался за 2 года 5 месяцев обучить свободного вавилонянина Бэл-аххе-риба профессии высококвалифицированного бандита и сутенера.

За это учителю, помимо доходов от “работы” ученика, полагалось 2 сикля (17 г) серебра на “угощение”. В случае неудачи в обучении ученик имел право взыскать с учителя 1 суту (15 л) ячменя за каждый день ученичества.

Сделка была оформлена контрактом.

Ночью ходить по Вавилону в одиночку не рекомендовалось. Недаром, по свидетельству Геродота, на ночь разбирали настил моста через Евфрат.

Шайки воров и бандитов доставляли немало хлопот властям».

Были даже зачатки организованной преступности. «Сыщик Бэл-надин-апли однажды напал на след настоящей мафии, о которой счел необходимым, минуя все инстанции, донести прямо царю…

Речь шла о преступной организации, действовавшей по всей стране…

Таков был Вавилон – “Врата божьи”, крупнейший и богатейший город мира, где великолепие, роскошь и утонченный разврат уживались с трущобами, нищетой и уголовщиной.

Громадный город ни в чем не знал соперников.

Зиккурат Этеменанки – главное святилище Вавилона. С вершины Этеменанки на юго-западе была хорошо видна почти такая же башня Эуриминанки в Эзиде, храме бога Набу в соседнем городе Барсиппе. Этеменанки имел основание 82 х 82 м и такую же высоту

Священный Вавилон был в то же время проклятым Вавилоном, вместилищем всех пороков, какие только существовали на земле».

Олигархия набиралась сил

Царствование Навуходоносора считается веком процветания Вавилона. В Вавилонию широкой рекой хлынули вереницы пленных, богатая военная добыча, дань с покоренных народов. Вавилонским купцам были распахнуты пути во все концы мира.

Началась эпоха вавилонского просперити, невиданного бума, ажиотажа и спекуляции. Состояния росли как грибы. Олигархия набиралась сил. «Кучка богатейших фамилий монополизировала магистратуры, а с ними и право распоряжаться храмовыми богатствами. Эта кучка составляла вавилонскую олигархию. Храмовые доходы являлись основой ее могущества».

Подсчет и учет в Вавилоне

К олигархии финансовой примыкала олигархия военная и придворная.

«Олигархия, распоряжаясь храмовым имуществом, располагала обширной клиентелой среди городских и пригородных жителей, преимущественно вавилонян по происхождению.

Эта часть гражданства имела доступ к аренде храмовых земель, к храмовым пребендам, к храмовым должностям, дававшим право на “кормление” и “содержание” от храмов.

А распределение этих благ зависело от магистратов, т.е. олигархии».

Но за внешним благополучием шли процессы внутреннего разложения общества.

Падала нравственность, разрушались семейные отношения. Если дети по каким-либо причинам не получали наследства, то освобождались от всяких обязательств по отношению к родителям.

Если уличная проститутка находилась на нижней ступени социальной лестницы, то даже знатная вавилонянка без всякого ущерба для своей чести могла быть проституткой храмовой – иеродулой.

«Людей судят не по их словам, а по делам.

В документах как раз и нашли полное и безпристрастное отражение дела вавилонян. Корыстолюбие, алчность, холодный и расчетливый эгоизм, жестокость, мстительность и прочие низменные качества человеческой души рельефно проступают в их будничных поступках, проступают с беспощадной откровенностью.

Они налагают отпечаток даже на такие свойства, как деловитость, трудолюбие, юмор, забота о ближнем, любовь и преданность. Нет ничего удивительного, что иноземцам бросались в глаза в первую очередь те качества вавилонян, которые принято считать отрицательными.

Именно этим и объясняется образ Вавилона и вавилонян, хорошо известный благодаря Библии. Но таковыми вавилоняне стали не по своей природе. Такими их сделало общество, в котором они жили. Ведь они были детьми Вавилонской блудницы».

Они больше не желали воевать

При восстановлении Нового Вавилона в результате аграрного переворота и реформ Ашшурбанипала произошло возрождение среднего слоя. Было восстановлено мелкое и среднее землевладение, что способствовало слиянию вавилонян и халдеев.

Из их среды выделился слой крепких хозяев − вавилонских граждан, способных нести службу в гражданской милиции в качестве линейной пехоты, всадников и колесничих. Они-то и добыли Вавилону победу на полях сражений при Набопаласаре и Навуходоносоре II.

Им было за что воевать и что защищать.

Но уже в первые мирные десятилетия в судьбе воинов и земледельцев, создавших империю, произошел переворот. Вновь началось вымывания среднего класса, что уже один раз погубило Вавилон. Многие из солдат победоносной армии царя, вернувшись к домашним очагам, обнаружили, что их участки земли прибраны к рукам ростовщиками, или во всяком случае, семьи их находятся в неизбывных долгах.

В психологии вавилонского гражданства произошли резкие изменения.

Вавилонское общество «с невиданной силой охватили дух стяжательства, тяга к паразитическому существованию и политический индифферентизм.

Пожалуй, наиболее ярко эти настроения проявились опять-таки по отношению к основным гражданским обязанностям. Каждый старался откупиться от них, нанять заместителя или заплатить деньги. Даже службу в храмах владельцы пребенд перекладывали на плечи наемников и рабов».

Вавилонские граждане больше не желали воевать за империюОна перестала быть им Родиной – родной.

Известны случаи, когда ценой разорения откупались от военной службы.

«Они были по горло сыты победами и завоеваниями, от которых не видели ничего, кроме смерти, увечий и опять-таки разорения.

Так рассуждали и поступали сыновья и внуки техкто полвека тому назад, не щадя жизни, штурмовал гигантские валы Ниневии, отражал яростные атаки египтян и доведенных до полного отчаяния ассирийцев в Харране, дрался в кровавом рукопашном бою с солдатами фараона на горящих улицах Кархемиша».

Тебе это ничего не напоминает, читатель?

На самом деле, это означало конец Вавилона, но пока был жив Навуходоносор, внешне все было благополучно.

Старый спор не был решен

«В ночь на 7 октября 562 года до н.э. умер царь Навуходоносор II, основатель империи. Кончилось его царствование, длившееся 43 года.

После него осталось несколько сыновей, носивших титул царевичей (mar-sarri), − Амель-Мардук, Мардук-шум-уцур, Мушезиб-Мардук, Мардук-надин-ахи и Бэл-шарру-уцур (Валтасар), а также вдова − египтянка царица Нитокрис (Нейтакерт), мать Валтасара.

Халдейская верхушка, составлявшая царское окружение, тотчас же возвела на престол Амель-Мардука, старшего сына покойного царя, установив, таким образом, явочным порядком наследственность царской власти.

Олигархия, застигнутая врасплох, не собиралась, однако, сдаваться и немедленно начала готовиться к борьбе. Амель-Мардук очень скоро почувствовал это».

Для нарушения порядка престолонаследия олигархия не остановилась перед цареубийствами. Легитимный царь был ей поперек горла.

В результате нескольких лет интриг и переворотов царем стал Набонид, который в отличие от предшественников вышел не из халдейской военной среды, а был коренным вавилонянином. Чистым ставленником олигархов, так, во всяком случае, им казалось. Но халдейские военные признать Набонида не желали.

Назревала угроза гражданской войны.

Чтобы удовлетворить и халдейскую армейскую верхушку Набонид прибег к ловкому политическому ходу. Он женился на царице-египтянке Нитокрис, вдове Навуходоносора II, и усыновил царевича Бэл-шарру-уцура (Валтасара), сына Навуходоносора II и Нитокрис.

Тем самым Набонид привлек на свою сторону халдеев, считавших Валтасара законным наследником престола. Сложился неустойчивый компромисс.

«Олигархи не допустили перехода царской власти по наследству и посадили на престол своего человека, но все же им пришлось сделать уступку принципу легитимизма:

Набонид породнился со старой династией, и рядом с ним появился царевич − халдей Валтасар. Старый спор так и не был решен».

Поставили не на того

Набонид успешно смог избавить Вавилон от войны с Мидией, и тут вдруг олигархия убедилась, что она поставила не на того человека. Набонид оказался слишком самостоятельным.

Набонид на стеле из Харрана

А когда олигархия попробовала прибрать его к рукам, воспользовавшись разногласиями по строительству и реконструкции одного из главных храмов страны, Набонид запретил празднование Нового года, что не давало возможность выбора другого царя, и с верными войсками удалился на десять лет в Аравию.

Командование же собственно вавилонскими войсками он поручил царевичу Валтасару. Расчет Набонида был точен. Халдейская армия с восторгом встретила назначение Валтасара, и олигархия ничего не могла предпринять против него.

Вавилон оказался под властью военной диктатуры, облеченной полномочиями законным царем, а сам царь находился вне пределов досягаемости олигархов. Нельзя было справить Новый год и, следовательно, избрать вместо Набонида другого царя. Валтасар и халдеи сохраняли верность Набониду. Возможность нового государственного переворота была исключена.

Для олигархии начались черные дни. Что-то было не в порядке и в природе. Начались неурожаи и прочие неприятности, которые никак не удавалось перекинуть на отсутствующего царя, поскольку тот был далеко, а олигархия рядом.

Набонид создал себе в Аравии обширное царство. В его власти находились все караванные пути через пустыню в Вавилонию, Заречье и Египет, с которыми он поддерживал регулярные связи. Из Вавилонии, в частности из Урука, ему постоянно доставляли в Тему продовольствие.

Теперь даже потеря Харрана не привела бы к изоляции Вавилона.

Стратегическое положение империи серьезно улучшилось.

А главное, Набонид получил возможность вести борьбу с могущественной вавилонской олигархией. Валтасар, опираясь на армию, зорко следил за порядком в Вавилонии. Олигархам оставалось в бессильной ярости проклинать царя и заниматься злопыхательством в его адрес.

Не менее сильный удар нанесла олигархии «археологическая деятельность» Набонида. Но о ней расскажем немного позже.

В это время в соседней Персии вырос и занял царский престол после смерти своего отца Камбиза I царевич Кир, будущий Кир II Великий. В 550 году под ударами Кира пала Мидия, а в 547-546 гг. − Лидия. Две самые могущественные державы Ближнего Востока прекратили свое существование.

Система международного равновесия рухнула, и Вавилон оказался один на один с персами, начавшими захват Заречья и остальных вавилонских владений.

Путешественников убивали, купцам отрезали пути. Вавилонская торговля была парализована.

В таких условиях олигархии пришлось капитулировать перед Набонидом. «Набонид одержал верх, но не сломил олигархию. Олигархия временно отступила и, затаившись, ждала часа мести.

Этот час настал через четыре года».

Ты исчислен, взвешен и найден очень легким!

Не имея возможности «снять с должности» ненавистного царя, вавилонская олигархия замыслила государственную измену. С ее точки зрения более удобным для нее царем может стать Кир. Он «дикарь», в обычаях не разбирается, с ним будет проще.

Одних толкала на измену «ненависть к Набониду и Валтасару, других − надежда избежать тяжелой и кровопролитной войны, третьих прельщали посулы персидских лазутчиков.

А что думали на этот счет рядовые вавилоняне?

Да ничего не думали. Поглощенные будничными делами, нескончаемыми заботами о завтрашнем дне, задавленные нищетой и безпросветным трудом, они мало интересовались судьбами империи, от которой не видели ничего, кроме гнета и нужды.

За такую родину жертвовать жизнью никому не хотелось

Набонид и Валтасар в борьбе с персами могли рассчитывать на единственную силу − халдейское воинство: ему победа Кира грозила потерей всех привилегий, которыми оно пользовалось при царях-халдеях. Однако это воинство представляло слабую опору.

Его экономическая база − мелкое и среднее землевладение − была подорвана. Численность халдеев, способных нести военную службу, резко сократилась.

Короче говоря, Вавилонию, богатейшую страну мира с многочисленным населениемфактически некому было защищать.

Ее способность к сопротивлению оказалась подорванной изнутри.

Вавилон созрел для падения, и никакие укрепления не могли спасти его от персов…

Вавилонский тыл полностью разложился, и в это время Кир перешел в наступление».

Конец Вавилонской державы красочно описан в рассказе книги пророка Даниила о предсмертном пире Валтасара. «Весь рассказ пронизан мыслью об обреченности Вавилона, Валтасара и его власти.