«Слава Богу, что мы русские!»

(Николай Гоголь)

После развала СССР на Русской равнине появилось три государства: Россия, Украина и Белоруссия.

Почти сразу же после развала СССР «мировая закулиса» организовала натравливание друг на друга «властных элит» этих государств. При этом травля постепенно спускается в сферы народной жизни, на уровень бытовых говоров.

Поэтому наряду с исследованиями русской демографии нужно исследование краткой истории понятий «малоросс» и «великоросс» и как это сказалось в переписях ХХ века.

О русских говорах

Понятие «русские» впервые упоминается Иларионом Киевским – первым русским митрополитом, автором «Слова о Законе и Благодати», 1053 год.

Русские люди веками идентифицировали себя не столько по языку, сколько по месту проживания. «Мы - пскопские (псковские), «мы – вологодские», «мы – подольские», «мы - полтавские» и т. д. При общении друг с другом отличие было лишь в «говоре». Недаром пословица говорит: «Что ни город, то говор». За столетия в русском народе сложились местные говоры. До сих пор есть говоры: псковский, московский, вологодский, поморский, вятский, сибирский, галицийский, полтавский... и т. д.

До ХХ века все люди всех русских говоров считали себя русскими – это был единый русский народ с множеством говоров. Именно множество говоров создало огромное разнообразие русских понятий.

И неудивительно, что Михаил Васильевич Ломоносов, когда никакого разделения русского народа на нации не было, богатство русского языка выразил так: «великолепие испанского, живость французского, крепость немецкого, нежность итальянского, сверх того сильная в изображениях краткость греческого и латинского языка».

Вполне понятен и восторг Николая Гоголя: «Слава Богу, что мы русские!»

Нелишне вспомнить: автор первой грамматики русского языка - Мелетий Смотрицкий, то ли белорус, то ли малоросс. По его грамматике учились дети русскому языку на берегах: и Днепра, и Западной Двины, и Северной Двины, и Волги. И на Урале и в Сибири. Между прочим, и Михаил Ломоносов и Григорий Сковорода учили русский язык по этому учебнику. Вот бы они: и Смотрицкий, и Сковорода, и Ломоносов - изрядно удивились, узнав, что они русские люди трёх разных национальностей!..

В XIX веке в интересах «мировой закулисы» началось внушение о том, что нет единого русского народа, а есть разные народы.

При этом в отношении понятий «малоросс» и «великоросс» стали формировать отрицательное мнение.

В отношении понятия «великоросс» стали внушать, что оно возвеличивающее и во всю стали обливать помоями, в публицистике замелькало унизительное и оскорбительное - «русопят».

В отношении понятия «малоросс» стали внушать, что оно унижающее и заменили его на ещё более унизительное и неопределённое - «украинец». С какой, собственно «окраины»?.. С причерноморской, с прибалтийской, с сибирской?..

И вот уже почти 100 лет мы, русские, живём в этом обмане. Ведь, если без эмоций, то ничего унижающего в понятии «малоросс» и чересчур возвеличивающего в понятии «великоросс» нет.

Откуда понятие «малоросс»?..

Название «Малороссия» относится к 1335 году, когда Юрий Второй, князь Галицкий и Волынский назвал себя «князем всея Малая Руссия».

До воссоединения с Московским княжеством в исторических актах Малороссии в титулах гетманов часто есть понятие «малороссийский». Да и сами гетманы времен борьбы за освобождение от поляков называли свое войско и народ «малороссами».

Богдан Хмельницкий в своем Белоцерковном Универсале в 1648 году. «Кому из вас любима целость отчизны вашей Окраины Малороссийской…» А в письме Запорожской Сечи к Богдану Хмельницкому, январь 1654 года: «А замысел ваш добь удаться и буде, а всемъ народамъ малороссийскимъ по обеимь сторонамь Днепра будучимъ, под протекцию монарха Российского, заслушны быть признаем, яку наилучший пользе отчизне Малороссийской» (Андрей Дикий. Неизвращенная история Украины-Руси. Из-во «Самотека», М., 2007).

А вот понятий: «украинский», «украинец», «Украина» - нет ни в одном документе.

Так что «Малороссия» не содержит в себе ничего унижающего. Малороссия – это древняя прародина России. Киевская Русь была, когда Москвы еще и в помине не было. Так что, если по существу, то малоросс – это самый первый русский, самый древний русский. И отказываться малороссам от исторического имени нет никакого смысла.

«Украина» - это окраинные земли государства. В старинных бумагах часты выражения: Рязанская Украина, Сибирская Украина, Воронежская Украина.

В старинной песне сибирских землепроходцев, сложенной во времена, когда Ерофей Хабаров ходил на Амур, поется: «Как во Сибирской во Украине. Да во Даурской стороне…» В то время никаких украинцев в Даурии не жило. А Сибирская Украина означала окраинную Сибирскую землю.

Утверждения «историков», что понятие «малороссы» москали внедрили, чтобы подчеркнуть «малось» малороссов - просто невежество и стремление возбудить вражду внутри русского народа. Такие «историки» - скорее всего, агенты «мировой закулисы».

Образованные люди Средневековой Руси воспитывались на древнегреческой культуре. А в Древней Греции слово «малый» соответствовало понятию «центральный». Например «Малая Греция» - это сама Греция (Афины), а «Великая Греция» (Эллада) - земли, находящиеся под управлением Греции.

Так что неудивительно появление понятий Малая Россия (Киев) и Великая Россия (Москва).

Откуда понятие «великоросс»

Но так уж сложилась история, что Киевская Русь попала в зависимость от поляков, а русское развитие переместилось на северо-восток. И в дальнейшем Русь была объединена вокруг Москвы.

Официальный, государственный уровень требовал единства языка. Этот процесс привел к тому, что московский говор стал официальным. А все остальные русские говоры северо-востока Русской равнины остались на бытовом уровне. Все русские люди, которые в быту называли себя: пскопские, тверские, вятские и т. д. - на государственном уровне стали называться «великороссами», то есть русскими людьми объединенной Великой Руси.

Впрочем, ничего чересчур возвеличивающего в понятии «великоросс» - тоже нет. Что ни говори, а именно русские люди северо-востока Русской равнины расширили Московскую Русь в Великую Россию. От северных морей до Каспия и Причерноморья. И от Балтийского моря до Тихого океана.

Кстати, в Германии тоже разные говоры. В начале ХХ века говор немцев Баварии отличался от говора немца Померании или Силезии – намного сильнее, чем великоросса от малоросса или белоруса. Однако никто немцев по говорам не делит.

А вот русских «разделили».

Как в переписях разделили русский народ

При переписи 1987 года русский народ разделили вопросом по «родному языку». Переписчики просили указать, какой из трех языков: великорусский, малороссийский или белорусский - ваш родной?.. Ответы и легли в основу переписи 1897 года. Сведения по губерниям можно найти в Интернете: http://demoscope.ru/weekly/pril.php. Или в исследовании Менделеева (Д. Менделеев. К познанию России. Айрис-Пресс», М., 2002 с. 53-74).

В 1926 году понятие «малоросс» вообще исключили, заменив на «украинец». Для переписчиков были разработаны разъяснительные «циркуляры», которые требовали уточнить: «чтобы лица, называющие при переписи «русский», точно определяли, к какой именно народности они себя причисляют; записи «русский» и «великоросс» считаются тождественными» (Циркуляр № 14). Т. IX. РСФСР. М.: 1928. С. 201-209. Т.XVII СССР. М.: 1929. С. 97-105.

Но вот достичь этой «точности определения» при переписи было совершенно невозможно.

Потому что на вопрос переписчика многие отвечали, по житейски: «Да все мы - русские!»

Раз люди по своей ментальности чувствовали себя русскими, то многие с малороссийским «говором» и записывали себя – как РУССКИЕ. Что русский народ хотят разделить - это им и в голову не приходило!..

Конечно, переписчики переспрашивали. Кто-то уточнял свой ответ. Но ведь немало было и тех, которые уточняли так: «Да все мы - русские!»

Переписчики так и записывали!..

А так как при обработке переписных листов 1926 года «записи «русский» и «великоросс» считались тождественными», то доля русских увеличивалась, а украинцев – уменьшилась.

Что такое при переписи 1926 года было так - можно показать на примере изменения доли великороссов и малороссов в численности региона, смежном с Украиной, охватывающем три русские области: Курская, Белгородская и Воронежская - таблица 1.

А при переписи 1939 года переписчики стали требовали указывать уже «национальность». Если слово «народность» для всех – было более менее понятно, то понятие «национальность» надо было внушить. Оно было неясно. Ведь русские при общении друг с другом отличие чувствовали лишь в «говоре».

И когда их спрашивали: какой вы национальности, то очень многие отвечали, по-житейски просто: «Да все мы - русские!»

Что так оно и было - показывает таблица 2.

Как видите, при смене понятия «народность» переписи 1926 года на «национальность» переписи 1939 года – каждые ДВА из ТРЕХ малороссов записывали себя «русским». И в этом нет ничего удивительного. Раз люди по своей ментальности чувствовали себя русскими, то многие с малороссийским говором и записывали себя – как РУССКИЕ.

Поэтому к 1939 году, по сравнению с 1926 годом, доля украинцев в СССР сократилась почти на 1%, а доля русских на Украине увеличилась на 4,3% (http://demoscope.ru/weekly/pril.php).

Причем и при последующих переписях доля малороссов, записывающих себя и свою семью как РУССКИЕ увеличивалась.

Например. Доля украинцев в том же регионе из трех областей: Курская, Белгородская и Воронежская непрерывно сокращалась. Так к 1959 году доля людей в этом регионе, записавших себя и свою семью, как украинцы сократилась до 5%, к 1979 году – до 4,2%.

И в этом нет ничего удивительного. До развития радиовещания язык детей формировался на бытовом уровне тем говором, который свойственен местности проживания. Ведь веками бытовало выражение: «Что ни город, то говор».

С развитием радиовещания, а затем телевидения язык детей, да и родителей тоже, стал формироваться не только бытовым общением людей, а, прежде всего, языком радио и телевещания.

В 1950-х, во время учебы и службы в армии у меня было масса знакомых. В том числе - с Украины. Говор моих «однокашников» из Брянской и Курской областей – почти не отличался от говора «однокашников» из Полтавской, Сумской и Хмельницкой областей. При этом в паспорте их могло быть записано – русский, а могло и украинец. Они, как и их предки, по-житейски считают, что все мы – русский народ.

Даже сейчас, спустя ТРИ поколения от введения понятия национальности, нередко в паспорте человека записано – русский, а он говорит, что его «деды» с Украины или Белоруссии.

Ведь ещё Николай Гоголь вполне искренне говорил: «Слава Богу, что мы русские!»

Вениамин БАШЛАЧЕВ

Источник: Русский Вестник.