Михаил Андреев считает, что для решения национального вопроса власть должна отказаться от традиций советской национальной политики…

В России очередное обострение дружбы народов. От «пугачевского бунта», избиения байкера, заступившегося за девушек в Москве, азербайджанца, сломавшего соседке по дому нос (и отделавшегося, несмотря на широкую огласку, исправительными работами), до уже совершенно дикого случая изнасилования местного жителя выходцем из Дагестана в Ставропольском крае. Подробности освещены в СМИ достаточно, так что повторять нет нужды.

Я бы предложил уважаемым читателям отвлечься от деталей, сколь бы вопиющи они ни были, и представить себе следующую (вымышленную) ситуацию.

Дано, Северный Кавказ, здание территориального управления ФСБ (или какого-нибудь другого органа федеральной власти). В него проникает местный житель. Он вламывается в кабинет одного из сотрудников и убивает его. Коллеги убитого пытаются ликвидировать террориста, применив оружие, однако в этот момент на сцене неожиданно появляется третья сила - «сторонники межнационального мира и согласия». Против разгневанных убийством коллеги ФСБэшников они немедленно отправляют какой-нибудь особо свирепый спецназ на бронетранспортерах. Террориста отбивают, спасая ему жизнь, а с озлобленной от бессилия и несправедливости пострадавшей стороной начинают успокоительные беседы содержания примерно следующего.

Это преступление на бытовой почве. Вы говорите, что это уже не первый случай? Десятый? Не важно. Предыдущие девять были также на бытовой. Убийца выкрикивал «Аллах акбар», поднимал вверх указательный палец и что-то орал про «этих свиней резать»? Это он от безысходности. Высокая безработица тут у них, и сложная социально-экономическая ситуация, понимаете? Регион дотационный, молодежь не может себе применения найти, вот и кидаются на кого попало. Да и вообще, послышалось вам. А то, что вы здесь собрались и возмущаетесь, это зря. Вы на чью мельницу воду льете? Говорите, что сообщников его надо искать и ликвидировать? Так дело не пойдет! У этого убийцы родственников знаете сколько? Если они все на нас обидятся, плохо будет. Так и до развала России недалеко. Вы этого хотите? Вас наверное кто-то заранее подговорил здесь стоять. Так что расходитесь-ка подобру-поздорову.

Ситуация эта, на самом деле, не так абсурдна, как кажется. В начале девяностых на Северном Кавказе все примерно так и было. В попытке сохранить мифический «мир» (которого к тому времени уже и след простыл) армия не применяла оружие при захвате складов. Милиция и КГБ при появлении вооруженных людей разбегались. Попытка сохранить целостность страны, идя на бесконечные уступки, кончилась тем, что российская власть на большей части Северного Кавказа просто испарилась. Она до сих пор, кстати, так и не восстановлена в полном объеме.

Немало времени прошло прежде чем, неоднократно наступая на те же грабли, российское государство слегка поумнело. Оно с грехом пополам выучило, что если на Кавказе убивают военнослужащего, сотрудника ФСБ или милиционера, то это не сто первое преступление «на бытовой почве», а настоящий террористический акт. Что его исполнителей надо не укрывать и защищать от гнева пострадавших, а наоборот искать и ликвидировать, в том числе с помощью того же спецназа. А если не искать и не ликвидировать, а делать как прежде вид, что ничего не происходит, то можно сматывать удочки и немедленно убираться с Кавказа и прилегающих территорий восвояси.

Беда только одна. Все это российское государство выучило в отношении себя самого и своих представителей. То есть на русское гражданское население, что на Кавказе, что в остальной России, это сокровенное знание не распространяется. Тут все осталось по-прежнему. Семь бед, один ответ. «Бытовой конфликт». Официальные российские пропагандисты, раз за разом заученно цедящие сквозь зубы эту формулировку, уже не вызывают ничего кроме жалости. Настолько беспомощной выглядит их аргументация. Кажется, они уже и сами испытывают стыд от своего вынужденного вранья.

Интересно то, что русское население - не единственная жертва этого терроризма «на бытовой почве». Есть еще одна, узкая, но очень важная группа российских граждан, которая с ним сталкивается. Это, как ни странно, традиционное мусульманское духовенство, представители которого нередко получают угрозы в свой адрес. За угрозами, как правило, следуют и конкретные действия, в том числе убийства. В этом смысле слова с делом у ваххабитов не расходятся. Российское государство занимает в данном случае такую же бессмысленно-пассивную позицию. Ни угрозы, ни даже убийства не рассматриваются российскими властями как объявление войны (за которое инициаторам нужно в массовом порядке отрывать то, что нормальное государство в случае объявления ему войны отрывает). Тут, к сожалению, позиция прежняя: «когда вас убьют, придете и напишете заявление в полицию».

Тех исламских священнослужителей, кто под воздействием угроз отступает и прекращает противостояние ваххабизму, вряд ли можно упрекнуть в трусости. Вступить в войну в одиночку и также в одиночку вести ее, будучи обреченным на поражение, может далеко не каждый. Тех военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, которые бежали из Чечни в 91-м, также не в чем упрекнуть. Преданные своим государством, они не могли сами, по своей инициативе начать с сепаратистами войну. Тем более нельзя упрекать в трусости гражданское население, покидавшее Кавказ, как тогда, так и теперь. Обычных людей, становящихся свидетелями конфликтов на «бытовой почве» по всей России, но не вступающихся за жертв, а снимающих происходящее на мобильные телефоны, также можно понять. Конфликт, в котором нападающий изначально готов убивать, - это не драка. Для обозначения такого в русском языке есть другое слово.

Приходится признать, что уже довольно давно русский народ с российским государством живут в параллельных мирах. Это можно замечательно проиллюстрировать на примере военных действий на Кавказе. Для русского народа Первая чеченская война началась в 1991 году. Тогда, вслед за развалом Союза в Чечено-Ингушетии сразу же началась резня. Четверть миллиона человек были изгнаны из своих домов. Практически все они были ограблены и лишились нажитого, - продать свою недвижимость удалось единицам. Многие тысячи русских людей подверглись насилию, очень многие были убиты. Сколько именно, мы до сих пор не знаем, подсчетов никто и никогда не вел. Это же не представители госвласти и даже не военнослужащие, чего их считать?

Для российского государства Первая чеченская началась тремя годами позже. Причиной ее стал не произошедший геноцид и гибель тысяч соотечественников. Дело было в другом. Чеченский президент Дудаев не договорился с Ельциным о разграничении полномочий и отказался формально признать российский суверенитет над Чечней. Пойди тогда Дудаев на уступки, российское государство в войну так, вероятно, и не вступило бы. Вся ее тяжесть досталась бы в таком случае невооруженным простым людям. Тем, кого брали тогда в заложники, требуя затем выкуп, угоняли в рабство и пр. Страшные события того времени до сих пор служат провоцирующим фактором этнической преступности. ЗА НАС НИКТО НЕ ВСТУПИТСЯ, и это ни для кого не является тайной.

Для российского государства война на Кавказе, как известно, в той или иной степени завершилась. Можно ли то же самое сказать о русском народе?..

Причиной тяжелой аномалии, когда российские власти на месте населенной на 80% русскими страны с идиотическим упрямством пытаются строить нерусское государство, является, как это ни странно, советское наследие. Советский Союз - это не только «плюсы», - Великая Победа, социальная справедливость, бесплатные медицина и здравоохранение и многое другое, но и «минусы», - безбожие, бессмысленная, оторванная от реальной действительности идеология и конечно троцкистская национальная политика. В бывшем СССР массовая нелояльность меньшинств не просто игнорировалась. Это было бы еще полбеды. Она, на самом деле, систематически ПООЩРЯЛАСЬ. Нелояльная Прибалтика жила значительно лучше России. Даже в одной и той же республике, Украине, нелояльный советскому государству Запад находился в привилегированном положении по отношению к лояльному Востоку. Рецепты, которые плохо работали уже тогда, сейчас перестали работать совсем. Можно сколько угодно воспроизводить все ту же ложь в духе пролетарского интернационализма, но идти тем же путем дальше уже некуда.

Впереди тупик. Это ясно всем. Если Россия хочет сохраниться и продолжить существовать, возвращение к нормальной политике неизбежно. Переходу от ПООЩРЕНИЯ нелояльности к НАКАЗАНИЮ за нее нет никакой альтернативы. Этот переход будет, конечно, очень болезненным. Те, кто привык получать за ненависть к России и русским пирожки, сильно расстроятся, получив тумаки. Но если идти по кривой дорожке дальше, то тумаков все равно не избежать, только достанутся они как раз тем, кто лоялен государству и на ком оно, по сути, держится. Наш народ и сейчас постоянно подвергается этим ударам, причем с двух сторон одновременно, этнической преступности, с одной, и покрывающих ее властей, с другой. Но тут не должно быть иллюзий, терпеть это положение до бесконечности русский народ не готов. У нашего народа есть и честь и достоинство и он, на самом деле, не так уж и труслив, как некоторым кажется. Он неоднократно доказывал это на деле.

Михаил Андреев, публицист, Киев

Источник: Русская народная линия.