Валерий  Филимонов, Русская народная линия

22.03.2017

Выдающийся русский духовный писатель, почетный профессор Московской духовной академии Михаил Александрович Новоселов, прославленный в 2000 году Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви в лике мучеников, в своих знаменитых «Письмах к друзьям» (1922-1927) привел ряд ценнейших пророчеств великих угодников Божиих, движимых Духом Святым.

Внимательный читатель увидит, что некоторые из этих пророчеств уже исполнились, другие реально исполняются на наших глазах, третьим еще предстоит осуществиться...

Преподобный Антоний Великий - славный отец монашества всех времен и народов, подвизавшийся в III-IV веке, невечерним светом озаряет путь ко спасению многим поколениям православных христиан.

Он открыл своим ученикам, как от умаления ревности расслабеет монашество и померкнет слава его. Некоторые ученики его, видя безчисленное множество иноков в пустыне, украшенных такими добродетелями и с таким жаром ревнующих о преуспеянии в святом житии отшельническом, спросили авву Антония: «Отче, долго ли пребудет этот жар ревности и эта любовь к уединению, нищете, смирению, воздержанию и всем прочим добродетелям, к которым ныне так усердно прилежит все это множество монахов?»

Человек Божий с воздыханием и слезами ответил им: «Придет время, возлюбленные дети мои, когда монахи оставят пустыни и потекут вместо них в богатые города, где вместо этих пустынных пещер и тесных келий воздвигнут гордые здания, могущие спорить с палатами царей; вместо нищеты возрастет любовь к собиранию богатств; смирение заменится гордостью; многие будут гордиться знанием, но голым, чуждым добрых дел, соответствующих знанию; любовь охладеет; вместо воздержания, умножится чревоугодие, и очень многие из них будут заботиться о роскошных яствах не меньше самих мирян, от которых монахи ничем другим отличаться не будут, как одеянием и наглавником; и, несмотря на то, что будут жить среди мира, будут называть себя уединенниками (монах - собственно, "уединенник"). Притом они будут величаться, говоря: я Павлов, я Аполлосов (1 Кор. 1, 12), как бы вся сила их монашества состояла в достоинстве их предшественников: они будут величаться отцами своими, как иудеи - отцом своим Авраамом. Но будут в то время и такие, которые окажутся гораздо лучше и совершеннее нас; ибо блаженнее тот, кто мог преступить и не преступил, и зло сотворить, и не сотворил (Сир.31, 11), нежели тот, кто влеком был к добру массою стремящихся к тому ревнителей. Почему Ной, Авраам и Лот, которые вели ревностную жизнь среди злых людей, справедливо так много прославляются в Писании»

...

 

Несколько веков спустя после преподобного Антония Великого раздается пророческий глагол о грядущих судьбах христианства блаженного Нифонта Цареградского. Некоторый брат вопросил его: «Как ныне святые умножились во всем мире, будет ли так же и при кончине века сего». Блаженный с печалью сказал ему: «Сын мой, до самого скончания века сего не оскудеют пророки у Господа Бога, равно как и служители сатаны. Впрочем, в последнее время те, которые поистине будут работать Богу, благополучно скроют себя от людей и не будут совершать среди них знамений и чудес, как в настоящее время, но пойдут путем делания, растворенного смирением, и в Царствии Небесном окажутся большими отцов, прославившихся знамениями; потому что тогда никто не будет делать пред глазами человеческими чудес, которые бы воспламеняли людей и побуждали их с усердием стремиться на подвиги. Занимающие престолы священства во всем мире будут вовсе неискусны и не будут знать художества добродетели. Таковы же будут и предстоятели монашествующих, ибо все будут низложены чревоугодием и тщеславием и будут служить для людей более соблазном, чем образцом, посему добродетель будет в пренебрежении еще более; сребролюбие же будет царствовать тогда, и горе монахам, богатеющим златом, ибо таковые будут поношением для Господа Бога и не узрят лица Бога Живаго... Посему, сын мой, как я уже сказал прежде, многие, будучи одержимы неведением, падут в пропасть, заблуждаясь в широте широкого и пространного пути».

Из отдаленных времен христианского Востока перенесемся мыслию к последним векам нашей эры и прислушаемся к духовным глаголам, звучавшим в эти века на Святой Руси.

Великий угодник Божий - святитель Тихон Задонский, смотря проницательно на направление, принимаемое современниками его, сказал: «Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось неприметным образом из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот безценный дар Божий».

Несколько десятилетий спустя, в начале следующего столетия другой великий святой Русской Церкви ясно и определенно, как откровение Божие, возвещает печальное будущее этой Церкви: «Господь открыл мне, - сказал однажды в глубокой скорби преподобный Серафим Саровский, - что будет время, когда архиереи Земли Русской и прочие духовные лица уклонятся от сохранения Православия во всей его чистоте, и за то гнев Божий поразит их. Три дня стоял я на молитве, просил Господа помиловать их и просил лучше лишить меня, убогого Серафима, Царствия Небесного, нежели наказать их. Но Господь не преклонился на просьбу убогого Серафима и сказал, что не помилует их, ибо будут учить "учениям и заповедям человеческим, сердца же их будут стоять далеко от Меня"».

А вскоре святитель Игнатий Брянчанинов описал современное и прозреваемое им в недалеком будущем состояние Церкви, христианства, монашества и монастырей. Как бы в подтверждение того, что печальное пророчество преподобного Серафима о духовном падении русского пастырства начинает сбываться, святитель-подвижник пишет своему брату: «Знакомство с преосв. И. показало и тебе, и мне положение Церкви. В высших пастырях ее осталось слабое, темное, сбивчивое, неправильное понимание христианства по букве, убивающей духовную жизнь в христианском обществе, уничтожающей христианство... И. откровеннее других - только. Искать ни в ком нечего!»

В письме к знакомому духовному лицу святитель Игнатий говорит: «Волки, облеченные в овечью кожу, являются и познаются от дел и плодов своих. Тяжело видеть, кому вверены или кому попались в руки овцы Христовы, кому предоставлено их руководство и спасение. Но это - попущение Божие. Сущие во Иудеи да бежат в горы».

«В религиозном отношении, - читаем мы в другом письме святителя Игнатия, - наше время - очень трудно: разнообразное отступничество от Православной веры приняло обширный размер и начало действовать с необыкновенною энергиею и свободою».

«Кому поддержать Церковь? Для этого нужны люди благодатные, а плотское мудрование способно только повреждать и разрушать, хотя оно в гордости и слепоте своей мечтает и провозглашает о созидании».

«Судя по духу времени и по брожению умов, должно полагать, что здание Церкви, которое колеблется уже давно, поколеблется страшно и быстро. Некому остановить и противостать. Предпринимаемые меры поддержки заимствуются из стихии мира, враждебного Церкви, и скорее ускорят падение ее, нежели остановят. Опять скажу: буди воля Божия! Что посеют, то и пожнут! Что посеяли, то и жнут! Последнее можно сказать о духовных журналах и о преподавании закона Божия...»

«Не от кого ожидать восстановления христианству! Сосуды Святого Духа иссякли окончательно повсюду, даже в монастырях, этих сокровищницах благочестия и благодати, а дело Духа Божия может быть поддерживаемо и восстановляемо только Его орудиями. Милосердое долготерпение Божие длит время и отсрочивает решительную развязку для небольшого остатка спасающихся, между тем гниющее и почти согнившее достигает полноты тления. Спасающиеся должны понимать это и пользоваться временем, данным для спасения, "яко время сокращено есть", ибо для всякого из нас переход в вечность недалек».

«Время страшное! Решительно оскудели живые органы Божественной благодати; в облачении их явились волки: обманывают и губят овец. Это понять необходимо, но понимают немногие».

«Отступничество, - заключает еще одно письмо святитель, - предсказано со всею ясностью Священным Писанием и служит свидетельством того, сколько верно и истинно все, сказанное в Писании... К положению Церкви должно мирствовать, хотя вместе должно и понимать его. Это - попущение Свыше... Старец Исаия говорил мне: "Пойми время. Не жди благоустройства в общем церковном составе, а будь доволен тем, что предоставлено, в частности, спасаться людям, желающим спастись"... Милосердый Господь да покроет остаток верующих в Него! Но остаток этот скуден; делается скуднее и скуднее».

Преосвященного Игнатия сменяет авторитетный современник его, в один год отошедший с ним ко Господу, митрополит Московский Филарет. Извлекаю несколько цитат из его писем к его викарию, епископу Иннокентию: «Ах, Преосвященнейший! Как время наше походит на последнее! Соль обуевает. Камни святилища падают в грязь на улицу. С горем и страхом смотрю я в нынешнюю бытность мою в Синоде на изобилие людей, заслуживающих - лишения сана»; «Видно, грехи наши велицы пред Богом. Не от Дома ли Божия начинается Суд? Не пора ли от служащих в Доме сем начаться покаянию?»; «Что за время, Преосвященнейший? Не то ли, в которое ведомо стало диаволу, яко время мало имать? Ибо по людям искушаемым видно, что он имеет ярость великую»; «Вообще дни сии кажутся мне днями искушений, и я боюсь еще искушений впереди, потому что люди не хотят видеть окружающих их искушений, и ходят между ими, как будто в безопасности».

Перехожу к другому, младшему современнику святителя Игнатия и почти нам современному святителю Феофану Затворнику: «Господь много знамений показал в Капернауме, Вифсаиде и Хоразине; между тем число уверовавших не соответствовало силе знамений. Потому-то Он строго и обличил эти города и присудил, что в день Суда отраднее будет Тиру и Сидону, Содому и Гоморре, нежели городам тем. По этому образцу надо нам судить и о себе. Сколько знамений показал Господь над Россиею, избавляя ее от врагов сильнейших и покоряя ей народы! Сколько даровал ей постоянных сокровищниц, источающих непрестанные знамения, - в святых мощах и чудотворных иконах, рассеянных по всей России! И, однако ж, во дни наши россияне начинают уклоняться от веры: одна часть совсем и всесторонне падает в неверие, другая отпадает в протестантство, третья тайком сплетает свои верования, в которых думает совместить и спиритизм, и геологические бредни с Божественным Откровением. Зло растет: зловерие и неверие поднимают голову; вера и Православие слабеют. Ужели же мы не образумимся?.. Господи! спаси и помилуй Русь Православную от праведного Твоего и надлежащего прещения!»

«В школьное воспитание, - пишет в том же 1871 году святитель Феофан, - допущены нехристианские начала, которые портят юношество; в общество вошли нехристианские обычаи, которые развращают его, по выходе из школы. И не дивно, что если, по Слову Божию, и всегда мало избранных, то в наше время оказывается их еще меньше: таков уж дух века противохристианский! Что дальше будет? Если не изменят у нас образа воспитания и обычаев общества, то будет все больше и больше слабеть истинное христианство, а наконец и совсем кончится; останется только имя христианское, а духа христианского не будет. Всех преисполнит дух мира».

А вот и дальнейшие плоды отступления от пути Христова, усматриваемые и предусматриваемые в будущем святителем Феофаном: «И будете ненавидими от всех имене Моего ради» (Лк. 21, 17). Кто вдохнет в себя, хоть мало, духа мира, тот становится холодным к христианству и его требованиям. Равнодушие это переходит в неприязнь, когда долго в нем остаются, не опамятовываясь, и особенно когда при этом захватят откуда-либо частицу превратных учений. Дух мира с его превратными учениями есть дух неприязненный Христу; он есть дух антихристов; расширение его есть расширение враждебных отношений к христианскому исповеданию и христианским порядкам жизни.

Кажется, вокруг нас деется что-то подобное. Пока ходит повсюду только глухое рыкание; но не дивно, что скоро начнется и прореченное Господом: "Возложат на вы руки... и ижденут... предани будете... и умертвят вас" (Лк. 21, 12-16). Дух антихристовский всегда один: что было вначале, то будет и теперь, в другой, может быть, форме, но в том же значении».

Заслуживают особого внимания мысли преподобного Амвросия Оптинского, высказанные им по поводу одного знаменательного сна... Я приведу только немногие отрывочные мысли старца, относящиеся к теме настоящего письма: «Обширная пещера, слабо освещенная одною лампадою, может означать настоящее положение нашей Церкви, в которой свет веры едва светится; а мрак неверия, дерзко-хульного вольнодумства и нового язычества всюду распространяется, всюду проникает. Истину эту подтверждают слышанные мною слова: "Мы переживаем страшное время" Слова "Мы доживаем седьмое лето" могут означать время последнее, близкое ко времени антихриста...  Настоящему времени особенно приличны апостольские слова: "Дети, последняя година есть. И якоже слышасте, яко антихрист грядет, и ныне антихристи мнози быша: от сего разумеваем, яко последний час есть"» (1 Ин. 2, 18).

Продолжая высказывать свои мысли по поводу сновидения, преподобный Амвросий говорит: «Если и в России, ради презрения Заповедей Божиих и ради ослабления правил и постановлений Православной Церкви, и ради других причин, оскудевает благочестие, тогда уже неминуемо должно последовать конечное исполнение того, что сказано в Апокалипсисе святого Иоанна Богослова».

«Таково мнение о современном состоянии христианского мира одного из величайших столпов Православной Церкви, и, как нетрудно видеть, мнение, свидетельствующее о близости "исполнения времен", угрожающего миру пришествием антихриста в не столь уже отдаленном времени», - писал святой мученик Михаил Александрович Новоселов в 1923 году.

Безусловно, кончина мира - это не одномоментный акт, а исторический процесс. Насколько человечество отдаляется от Бога, настолько приближается оно к извечному Его врагу и своей погибели. Люди становятся все более терпимы ко всему, что приуготовляет и подталкивает мир к окончательной катастрофе, к его концу. Подобно тому, как с возрастом ветшает и наполняется болезнями человеческое тело пред кончиной его, так созревает в своей греховности человечество.

Антихрист мгновенно не появится, а будет выдвинут на престол мировой власти массами людей, отступившими от Духа Христова - Духа Истины и Любви. Святитель Игнатий Брянчанинов отмечает: «Отступлением от Христа человечество приготовит себя к принятию антихриста. Примет его в духе своем. В самом настроении человеческого духа возникнет требование приглашения антихриста, сочувствие ему, как в состоянии сильного недуга возникает жажда к убийственному напитку... Антихрист будет логичным, справедливым, естественным последствием общего нравственного и духовного направления человеков».

И хотя самого антихриста мы не видим, но дух его, о котором пишет святой апостол и евангелист Иоанн Богослов (1 Ин. 4, 3), уже господствует в мире. Согласно глубочайшей мысли святителя Игнатия, в полном соответствии с учением святых отцов Православной Восточной Церкви, принятие этого пагубного духа влечет за собою отречение от Христа и поклонение антихристу, даже если сам «сын погибели» (2 Фес. 2, 3) не присутствует в мире!

«Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей...» (1 Ин. 2. 15); «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак. 4, 4), - ясно говорит нам Слово Божие. К сожалению, в наши дни дружба с миром и любовь к нему стали обычным явлением в среде православных христиан, пытающихся служить сразу двум господам.

В этом мире Церковь Христова всегда должна быть странницей, проходящей мимо его мнимых красот и соблазнов. «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18, 36), - учит Сам Господь и Спаситель наш Иисус Христос. Благоденствие и комфорт лишают Церковь неземного огня. Тогда она не выполняет своего предназначения:  перестает быть воинствующей, которая сражается с силами погибели. Если она перестает обличать ложь и зло, она перестает служить Истине. Так теряет она свой надмирный характер. Болезнь эта имеет очень древние корни. Внешний расцвет и мнимое благополучие земной Церкви всегда несли великую опасность утраты духа истинного христианства.

В наши дни, когда построение царства антихриста вступает в решающую фазу, необходимо проявлять особую осторожность в духовной жизни и внимательно отслеживать знамения времен. Действуя «со всяким неправедным обольщением» (2 Фес. 2, 10) предтечи и слуги «сына погибели» делают все для того, «чтобы прельстить, если возможно, и избранных» (Мф. 24, 24). Как это ни печально, но многих уже прельстили, а ведь Сам Господь наш Иисус Христос предупреждает нас: «Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас» (Мф. 24, 4) и «Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час Господь ваш приидет» (Мф. 24, 42).

Валерий Павлович Филимонов, русский писатель, академик Православного богословского отделения Петровской академии наук и искусств

Обновлено (28.03.2017 13:06)

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: