АВТОКРАТОР ИОАНН ВАСИЛЬЕВИЧ И СОВРЕМЕННОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО

К 491-й годовщине со дня рождения Государя и к недавним высказываниям В.В. Путина о Малюте Скуратове

Леонид Болотин

Иоанн Грозный и Григорий Распутин

08.09.2021 526

Парсуна Царя Иоанна Грозного. Была подарена в Москве в 1676 году Царем Феодором Алексеевичем датскому королю Кристиану V через посла Фридриха фон Габеля. Конец XVI – начало XVII века. Дерево, 36×34 см, темпера. Национальный музей Дании, Копенгаген.

Часть Первая

25 Августа / 7 Сентября — в день памяти Апостолов из 12 Варфоломея и из 70 Тита, а также Святителя Мины Царьградского православные царисты отмечают Рождество Благоверного Царя и Великого Князя Иоанна Васильевича Грозного.

 

 

 

Говоря в заголовке о государственном строительстве, я указываю не на одномоментные события в истории России, связанные с созданием государств разного типа в разные эпохи, но на единый непрерывный многовековой процесс, который характерен и для нынешнего периода жизни нашей Отчизны.

И недавние высказывания Главы Российского государства Владимира Владимировича Путина об эпохе Царя Иона Грозного отнюдь не случайны.

О шествии разрушителей и первоначальном сопротивлении

Насколько я помню, в детстве и юности моё отношение к Царю Ивану Грозному никогда не было резко отрицательным или даже антипатичным. Помню детcкий интерес к публикации в «Неделе» о гробнице Царя, в те же годы пару раз по телевизору показывали фильм Сергея Эйзенштейна. Довольно рано, не по возрасту, прочитал лермонтовскую «Песнь про Царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова». Затем осилил изданную в Ташкенте в 1942 году книжку Р.Ю. Випера «Иван Грозный» (она и сейчас сохранилась в домашней библиотеке). Одолеть трехтомник Ивана Костылева «Иван Грозный» не решался, только листал его. Была ещё в домашней библиотеке какая-то детская научно-популярная книжка по истории древнерусской письменности, в которой большая глава была посвящена Царской Либерии и поискам её И.Я. Стеллецкого. Перечитывал ту книжку многократно.

 

Уже студентом журфака прочитал «Домострой» и роман довольно молодого тогда писателя Валерия Полуйко «Лета 7071» о начале Ливонской войны в 1562–1563 годах. Тогда же неоднократно в «Иллюзионе» и «Кинотеатре повторного фильма» пересмотрел эйзенштейновского «Ивана Грозного»…

Конечно, из чтения разнообразных исторических трудов я знал о невероятных жестокостях, которые приписывали Царю. Но уже с юных лет у меня исподволь стало формироваться историческое мышление, и я понимал, что каждая переломная эпоха жестока и к простым людям, и к видным деятелям. Для меня История России в таком смысле ничем не отличается от Античной истории Египта, Греции, Персии, Рима. Сцена казни Сократа с помощью цикуты или та, как центурион отрубил голову Цицерону, конечно, вызывали у меня скорбь, но никак не ненависть к той или иной эпохе и стране. Жестокая История средневековой Европы, да и Европы Нового времени мне была так же интересна, как и различные достижения человечества разных периодов.

В «перестройку» я сначала был сильно удивлен, что стали появляться многочисленные газетные и журнальные публикации о Царе Иоанне, чуть ли не главным содержанием которых стало описание невероятных жестокостей и «психической маниакальности» Царя Иоанна.

В ту пору, уже имея некоторый новоначальный опыт духовного осмысления прошлого России, стал понимать, что Царь Иоанн был не просто один из большого ряда Русских Государей до Него и после, но совершенно исключительная державная личность, что Он по достоинству подобен Святому Равноапостольному Царю Константину и Благоверному Императору Юстиниану Великому. Стало ясно, что Он не просто реформировал становление централизованного государства, но в духовном смысле вполне осознанно созидал принципиально новое Российское Царство как земную икону, земной образ Царствия Небесного. Именно созидание Русского Царства во образ Царства Небесного вызывало в прошлом и вызывает теперь такую сатанинскую злобу к Русскому Автократору XVI столетия.

Пришло и понимание того, что учрежденная Царем Опричнина была средством державного строительства новой России, а набранное Им Опричное войско было не просто Царской гвардией, но Государь духовным образцом для Опричного войска сознательно выбрал два библейских источника — отряды Хелефеев и Фелефеев Святого Царя Давида и двенадцать и семьдесят Апостолов Иисуса Христа, каждый из которых был вооружен мечом.

Тогда, составляя поминальные записки об упокоении родни, я стал записывать в них Царя Иоанна. Иногда даже заказывал специальные панихиды о Государе. Однажды, в середине восьмидесятых, собирался заказать в Елоховском соборе панихиду по Царю. Знакомому сотруднику, который единственный в редакции был церковным человеком, предложил копеечкой вложиться в требу. Будучи дежурными в пустой редакции, мы пред тем свободно вели какой-то приятный разговор на духовные темы. На моё предложение собеседник вспыхнул возмущением: как можно?! И последовала тирада о «злодействах». Но потом, успокоившись, он пояснил, что его жена отдаленно происходит из рода Колычевых, а потому в их семье отношение к личности Царя крайне отрицательно. То, возможно, был первый случай, когда в церковном контексте я столкнулся с ярко выраженной неприязнью к Православному Царю.

Позже уже в одном из очередных паломничеств в Псковские Печеры нечто подобное по эмоциональности я слышал и от некоторых местных монахов в связи с легендой об убиении Царем Преподобного Корнилия.

Но личное почтение к Царю, убежденность в том, что во многом Он был оклеветан, у меня уже не умалялись, а с годами только возрастали… Из чтения в ленинке «Полного Месяцеслова Востока» Владыки Сергия (Спасского) я уже знал, что в Коряжемских Святцах XVII столетия Царь Иоанн почитался как Святой. Знал и то, что Его изображение с нимбом есть в Грановитой палате Кремля и в хранилище ГИМа (фреска из Новоспасского монастыря), и хотя я знал, что такого рода местночтимым Святым служатся панихиды, всё же уже в начале девяностых нет-нет да и дерзал иногда обращаться к Царю Иоанну с молитвой.

Фреска в Грановитой палате Московского Кремля. Середина XIX столетия

Уже именно с такой точки зрения я знакомился с научно-популярной книжкой В.Б. Кобрина «Иван Грозный», вышедшей в 1989 году, и она побудила меня к ретроспективному чтению книг Р.Г. Скрынникова, А.А. Зимина, С.О. Шмидта. Тогда мне стал понятнее либеральный пафос горбачевского периода и начальной поры ельциннизма, как и то, что идеология «перестройки» и «реформ» готовилась исподволь задолго до их практического осуществления, в том числе и с помощью историков. Главная цель такой идеологии заключалась в возбуждении в значительных слоях нашего населения, преимущественно городского, неприязни и даже ненависти к собственной стране, к многовековой истории собственного народа, чтобы массой снизу пополнить армию разрушителей Отечества. И, как теперь хорошо известно, такая идеологическая задача была успешно разрешена.

Конечно, знакомый с идеологическими технологиями ещё со студенчества на журфаке, в то время я понимал, что создание современной идеологии духовного возрождения Отечества, которая могла бы достойно противостоять идеологии шествия разрушителей, задача многотрудная и многолетняя. Но уже в самом начале девяностых годов мои пишущие соратники и в некоторой степени я сам стали предпринимать усилия для публичного разрушения клеветы о Царе Иоанне.

Два примера

В связи с освещением Царе-Иоанновской темы в православных СМИ мне вспоминаются некоторые обстоятельства сравнительно недавнего прошлого.

С конца 1996 года посредством моего старшего Друга Андрея Николаевича Печерского — главного редактора народной газеты «Русь Державная», я познакомился с антикваром Александром Ивановичем Буркиным (6 Июля 1955 — +14 Июля 2013), который тогда по благословению Его Святейшества Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II и с патриаршей подачи занялся созданием Общероссийского общественного движения «Россия Православная», то есть успешный антиквар, искусствовед стал с той поры и общественным деятелем.

А.И. Буркин пригласил меня на работу к себе в Движение. Моё штатное сотрудничество в ООД «РП» продолжалось более 12 лет — до Октября 2009 года, когда его лидер А.И. Буркин из-за внешних обстоятельств вынужден был сократить штат Движения до минимума. Но и позже наша настоящая дружба и эпизодическое сотрудничество с А.И. Буркиным продолжались вплоть до его загадочной кончины.

Могила А.И. Буркина на Перепеченском кладбище. Вечная ему Память!

Искренность и доверительность наших отношений подкреплялась многими общими позициями по отношению к Священной Истории России. Ещё до знакомства со мной А.И. Буркин под влиянием трудов Митрополита Иоанна (Снычева) и как принципиальный русский государственник стал горячим почитателем Царствования и личности Государя Иоанна Грозного. Уже тогда он занимался многолетними исследованиями, связанными с современником Царя — Преподобным Нилом Столобенским, потому его интерес к Грозному Государю в данном направлении был практическим. Именно по причине особого почитания Грозного Самодержца-Автократора в его газете православных мiрян «Десятина» и в журнале «Россия Православная» время от времени появлялись материалы, посвященные Царю Иоанну, деяниям и событиям Его эпохи, например истории учреждения пограничной стражи и её устава в 1571–1572 годах.

В доверительных же беседах со мной А.И. Буркин уже в 1997–1999 годах неоднократно отмечал, что наши публикации о Царе Иоанне особенно живой отклик находят у действующих военных, генералов и офицеров правоохранительных структур и органов безопасности, у крупных государственных мужей, судей, прокуроров. В некоторых случаях и я бывал тому свидетелем на заседаниях Центрального Совета ООД «РП», в котором состояло много генералов и высокопоставленных офицеров, как действующих, так и находящихся в отставке, порой временно. То есть ещё в пору разгула ельцинских «реформ» и воинственного официального отрицания всяческой государственной идеологии служилые люди России видели в эпохе Царя Иоанна, в Русском Царстве и в Российской Империи-Автократии черты отечественного государственного идеала.

Активная общественно-политическая и просветительская деятельность А.И. Буркина привела к тому, что усилиями либералов во власти его многочисленные антикварные магазины, реставрационные, багетные, переплетные мастерские на Арбате с 1998 года стали планомерно и целенаправленно под разными предлогами уничтожаться. К 2009 году у него оставался единственный магазин и собственно офис ООО «Купина». Однако православно-патриотический предприниматель продолжал отчаянно сопротивляться такому антироссийскому давлению, чтобы поддерживать Движение «РП» он постепенно распродавал свои личные антикварные коллекции и другие ценности. И возможно, он все же добился бы хотя бы частичного сохранения своего предпринимательства, чтобы продолжать общественно политическую деятельность, но внезапная смерть разрушила его намерение. И всё же его общественное детище — ООД «Россия Православная», пусть и не в таком масштабе, как при А.И. Буркине, с Божией Помощью существует и ныне.

После моего увольнения из штата Исполкома ООД «Россия Православная» буквально через месяц — в самый канун Праздника Архангела Архистратига Божия Михаила и всех Сил Небесных — я впервые встретился с успешным предпринимателем и деятелем отечественного просвещения Василием Вадимовичем Бойко-Великим. Он предложил мне включиться в масштабный проект по созданию цепочки вузовских учебников Истории Руси-России, которые излагали бы историю со строго научных и вместе с тем православно-патриотических позиций. Мне было предложено написать вузовский учебник по Истории России от древнейших времен до начала XVII века. Попросил время на размышление. Вскоре ответил, что как недавний выпускник исторического факультета МГУ замахиваться на вузовский учебник я не решаюсь, но могу попробовать в ближайшие два месяца составить проект такого учебника для православных гимназий и только после того заключать договор.

Активное творческое сотрудничество с В.В. Бойко-Великим началось сразу же — ещё до заключения договора, и проблематикой нашей оживленной переписки и обсуждений при встречах в Ноябре 2009 — Феврале 2010 года стала как раз Царе-Иоанновская тема. Готовился к демонстрации глумливый фильм П. Лунгина «Царь», и Василий Вадимович тогда неоднократно выступал, чтобы широкий прокат кинопасквиля не состоялся.

Конечно же, для меня было дорого, что человек, с которым я тогда вступил в общественно-политическое сотрудничество и соратничество, не только защищает подлинный исторический образ Царя Иоанна в отечественном информационном и культурном пространстве, но вместе с тем является и ревнителем почитания Святости Благоверного Государя. И за все 12 лет сотрудничества с В.В. Бойко-Великим я вижу, что его решимость действовать и дальше в данном просветительском направлении только возрастает.

Василий Бойко-Великий в суде. Июнь 2019 года

Его не сломили две тюремных отсидки в СИЗО в 2007–2008 и 2019–2021 годах по надуманным обвинениям.

Привел только два наглядных примера из собственной общественно-политической практики, когда люди, публично почитающие Царя Иоанна, подвергались фактическим гонениям в сфере предпринимательства.

Идеологический фронт созидателей

Конечно, за минувшие тридцать лет, что я имею возможность наблюдать живой рост народного интереса к Царе-Иоанновской теме, можно назвать целый ряд православных авторов, профессиональных историков, общественных деятелей, которые отстаивали и отстаивают Правду о первом Русском Царе.

Рассматривая более дальнюю ретроспективу, мы теперь понимаем, насколько драгоценен труд С.Ф. Платонова, вышедший вскоре после революции. Книги Р.Ю. Випера, И.И. Смирнова, С.В. Бахрушина о Царе Иоанне, изданные во время Великой Отечественной войны, были настоящим информационным оружием и средствами поднятия боевого духа наших воинов. Уже в послевоенный период посмертно изданный труд П.А. Садикова дал толчок для державного осмысления феномена Опричнины, а источниковедческие исследования О.А. Яковлевой позволили по-настоящему критически взглянуть на многие клеветнические сведения о Царе Иоанне в частных хрониках XVII–XVIII столетий.

Современные книги о Царе Иоанне И.Я. Фроянова, А.Н. Боханова, С.В. Фомина, А.И. Филюшкина, А.Н. Лобина, В.Е. Шамбарова, В.Г. Манягина, Ю.Ю. Воробьевского, В.М. Ерчака, П.И. Ткаченко, А.В.Гапоненко, А.Р. Андреева, очерки, исследования, статьи, выступления В.Н. Осипова, О.А. Платонова, Л.Г. Ивашова, А.Ю. ХвалинаП.Г. ПетинаВ.А. Саулкина, В.Т. Кулинченко, А.А. Проханова, Ю.Е. Кондакова, Л.Д. Симоновича-Никшича, В.В. Полуйко, С.В. Тимченко, Г.В. Чудиновой, В.В. Камшилова, В.В. Шкляева и целого ряда других авторов выполняют большую просветительскую миссию, раскрывают нам затемненные или искаженные историографами прошлого страницы эпохи Царя Иоанна.

Патриарх Кирилл о Царе Иоанне

Надо сказать, что Первоиерарх Русской Православной Церкви, в какой-то степени откликаясь на чаяния и усилия православно-патриотической общественности и части рядового духовенства, за прошлое десятилетие несколько раз высказывался о Царе Иоанне, вместе с тем указывая, что однозначно положительного отношения к личности Государя и его времени у него нет.

Выступая 11 Октября 2014 года по Первому каналу телевидения в программе «Слово пастыря», Патриарх Кирилл в связи с обсуждаемой темой новых учебников истории для школ и вузов сказал так:

«Историю нужно писать не тенденциозно, а объективно настолько, насколько это возможно. Задача ой какая тяжелая, потому что внутри каждого такой червячок сидит и точит его, и мысли не исторические, а чисто прагматические и политические начинают доминировать над исследователем, а тем более над тем, кто учебник пишет. И если оценивать деятельность того или иного государственного деятеля… с современной позиции, то перед нами будет тиран, но он не был тираном для своих современников. …Любое историческое событие, любую личность нужно рассматривать в общем контексте. …У нас некая склонность к самобичеванию. Те, кто изучал западную историю, знают, что наиболее кровавые преступления, с нашей современной точки зрения, совершали средневековые западноевропейские короли, особенно английские, да и французские тоже. Если соотнести количество жертв, которые опять-таки с современной точки зрения являются несправедливыми, принесенными на алтарь решения тех самых политических проблем в Западной Европе в Средние века, с количеством жертв, допустим, совершенных Иоанном Грозным, – цифры несоизмеримые. Но вокруг тех самых королей нет ореола жутких, страшных, кровавых правителей. А Иоанна называют Грозным по праву, справедливо, народ так назвал, но он не является уникально грозным правителем в те самые времена, о которых идет речь».

29 Марта 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл посетил Московскую городскую Думу. Предстоятель Русской Церкви обратился со словом к присутствующим, а затем ответил на вопросы депутатов и членов Молодежной палаты при Мосгордуме. Он отметил:

«Самый важный критерий: государственного деятеля мы должны оценивать по практическим результатам его государственной деятельности. Если не нравится кому-то, что Иван Грозный создал опричнину, надо прямо об этом говорить и в учебнике написать. Но из-за того, что Иван Грозный создал опричнину, нельзя вычеркнуть его как великого государя, который укрепил Россию, как ни один царь не укреплял. Почему нельзя говорить и об одном, и о другом?»