УЧИТЬСЯ СНОВА ЧИТАТЬ КНИГИ

Беседа с автором исследований малоизученных страниц истории России

Борис Галенин Ирина Ушакова

16.08.2021 110

Борис Глебович Галенин родился в Москве в 1947 году. Несмотря на то, что окончил механико-математический ф-т МГУ, является кандидатом технических наук и автором научных трудов по математическому моделированию волновых процессов, история всегда была его «первой любовью». С другой стороны, именно математика помогла взглянуть на исторический процесс с «нестандартно-исторической» точки зрения.

Автор работ по малоизученным вопросам истории Российской Империи, в том числе фундаментального труда «Цусима – знамение конца русской истории» (2010), ставшего научным открытием в военно-исторической литературе («Морской сборник», 2010, № 6).

Работы «Царская школа» (2014) и «Штрихи к Портрету Эпохи» (2017) рассказывают о достижениях России в царствование Николая II в сферах образования, науки и техники. Скрываемым причинам общеизвестных событий посвящен труд «Онтология измены» (2015).

А в книге «Главком Николай II» (2018) показаны достижения Императорской России в Мировой войне, реализации которых помешало клятвопреступление Февраля 1917 года. Подробности этого клятвопреступления и вызванного им падения русской исторической государственность посвящён труд «Фантом Февраля 1918 года. О роли верности в истории» (2020).

В военно-историческом расследовании «Стоход – река, унёсшая в Лету Русскую Императорскую Гвардию» говорится о сознательном уничтожении будущими «февралистами» Императорской Русской Гвардии в запрограммированно неудачных боях.

Подготовлены к печати труды «Вечный Рим и тайная война против него», «Трилистник русской геополитики», прослеживающий основные линии мировой политики от Первой мировой войны вглубь веков и обратно, а также «Кровавая заря Ходынки», впервые рассказывающая о том, что на самом деле произошло в майские дни коронации 1890 года на Ходынском поле.

В настоящее время работает над книгой-расследованием под рабочим названием «Императоры войны не желали, и от престолов не отрекались», посвящённом раскрытию скрываемых механизмов подготовки и окончания Первой Мировой войны. Параллельно оканчивает историософское исследование под – также рабочим – названием: «Септуагинта и Вульгата. Истоки тысячелетней ненависти «коллективного Запада» к России».

Борис Галенин – кавалер орденов Святого Страстотерпца Царя Николая, а Императора Павла, «За заслуги» и других церковных и общественных наград.

***

– Борис Глебович, помимо книг по военной истории, Вами написана книга «Царская школа», в которой подробно рассказано о системе образования в дореволюционной России. На тему сегодняшнего российского образования мы с Вами и поговорим.

В чём, на Ваш взгляд, заслуга царской школы?

– Гимназическая система образования у нас была взята с прусской, ‒ однозначно лучшей в Западной Европе. Один из её плюсов в том, что она давала очень глубокое гуманитарное образование. В частности, изучали два древних языка: латынь и греческий.

Казалось бы, это мало актуально даже в реалиях XIX века. Но уже в наше время выдающийся математик академик Владимир Игоревич Арнольд отметил, что когда человек учит нечто несочетаемое с обычной жизнью, то в мозгу появляются «дополнительные извилины», которые можно заполнить любыми знаниями. Любопытно, что роль, аналогичную древним языкам в гимназии, в церковно-приходских, и вообще в народных школах типа школы Сергея Александровича Рачинского, играл церковнославянский язык. Возможно, именно поэтому русские люди считались самыми сообразительными. У них у всех даже после двух лет церковно-приходской школы в мозгах были готовы механизмы для моментального усвоения любых знаний.

Характерно: первое что уничтожило «благоверное Временное правительство» ‒ это систему церковно-приходских школ. Большевики лишь продолжили начатое. При этом они, сами возможно того не сознавая, воспользовались тем, что им досталось в наследство, самое подготовленное к восприятию сложнейших знаний и понятий население в мире. Смотрите сами, после революции большое количество людей из народа устремилось к высшему образованию. И выяснилось, что они очень легко усваивают точные и технические знания. Математика, физика, аэродинамика и иная «техника» усваивались ими легко, потому что мозг был подготовлен. Недаром в конце сороковых – начале пятидесятых при Сталине в школах стала вводится логика и латынь.

Понятно, что Хрущёв, один из главных погубителей России (как бы она не именовалась), это «антипролетарское безобразие» немедленно уничтожил.

– Борис Глебович, но в своей книге «Царская школа» Вы говорите и о «минусах» прусской системы образования для России. Назовите основные из них.

«Минус» прусской системы образования для Российской Империи был в следующем. Высшим «идеологическим оформлением» этой системы стала германская философия.

Немецкая классическая философия стала высшим философским достижением, философским оправданием торжествующей протестантской (здесь и далее выделено – Б.Г.) цивилизации. Эта цивилизация уже с момента своей «религиозной» самоидентификации в лице тезисов Мартина Лютера, поставила фактически человека на место Бога. Причем человека не всякого, а только из своих рядов, и добившегося зримого материального успеха.

Гегель своей системой «истины последней инстанции» дал этой цивилизации высшую философскую санкцию. С этой поры начался уже идеологически оправданный натиск протестантской и пост-протестантской цивилизации, как несущих эту «истину» всему миру.

Понятно, что православную цивилизацию и православную государственность укрепить такая философия никак не могла.

Многих из нас до сих пор удивляет, почему, мол, в Германии школьный учитель был творцом победы под Седаном, а университеты Германии ‒ столпами германского духа и трона, а в России точно такие же гимназии и университеты, с практически такими же программами, пачками выпускали врагов Престола, а вместе с ним и Отечества.

Удивляться, между прочим, нечему. В Германии действительно получился симбиоз христианско-лютеранской системы образования и христианско-лютеранского монархического государства (и то до завоевания большинства социалистами в Рейхстаге в 1912 году, после чего и германский поезд был переведён на путь, ведущий к ноябрю 1918-го).

А какой мог быть симбиоз у такой системы образования с православной самодержавной монархией?

Потому выпускники русских университетов в массе своей и готовы были стать опорой буквально любому типу европейской государственности, кроме отечественного.

Что немцу здорово – русскому смерть.

– Так что – всё дело в философии?

Не только. Дело ещё в том, что XIX век стал веком невероятного, и можно сказать мгновенного, успеха практических приложений науки к промышленности, технике и технологиям, изменившим в течении жизни одного-двух поколений всё лицо Земли. Успеха «точных», «позитивных» знаний, ‒ успеха явного всем и не требующего иных доказательств.

Ну вот, на примере транспорта, средств передвижения, так сказать. Возьмём «прогресс» в таковых сухопутных за четыре с лишним тысячи лет от времён фараонов и пирамид до европейских монархов и ампирной эпохи, допустим, до войны 1812 года. И фараоны, и монархи ездили по-прежнему в телегах, именуемых в первом случае колесницами, а во втором – каретами. В каретах правда рессоры были.

Путь из Петербурга на тихоокеанскую окраину империи занимал месяцы фельдъегерской связи, а для простых граждан растягивался на годы. По служебным же делам однозначно предпочитался морской путь, до Суэцкого канала – огибая Африку, как увлекательно описал Иван Гончаров в своем «Фрегате ПАЛЛАДА»: десять месяцев от Кронштадта до Японии в 1853 году с адмиралом Е.В. Путятиным.

Писатель и журналист Всеволод Крестовский после открытия Суэцкого канала добрался вместе с адмиралом С.С. Лесовским до Японии уже за два с половиной месяца, уже на пароходах, хотя и перекладных.

А германский посланник в Пекине барон Альфонс Мумм фон Шварценштейн в 1903 году проделал путь от Берлина до Пекина по Великому Сибирскому пути за 17 дней, из них по чисто российской железной дороге до Инкоу за 13,5 дней. С полным комфортом.

И вообще, за полтора века от той же войны 1812 года – от телеги до ракеты!

А в основе «прогресса» XIX века лежала ньютоновская физика, в которой Вселенная была безконечной во времени и в пространстве. Этакий вечно самодействующий механизм, которому никакой механик был не нужен. И Дарвин такой Вселенной был уместнее Творца. Отсюда общее безбожие «образованного общества», проникавшее метастазами в народ.

Сейчас, с конечной во времени и пространстве Вселенной «большого взрыва», отвечать на атеистические выводы стало гораздо проще.

– Было ли, на Ваш взгляд, что-то ещё в нашей системе образования, способствовавшее революции 1917 года и её успеху?

– Важным моментом в крушении исторической России стало то, что в царской России получить образование простым людям было несравнимо легче, чем в Англии, к примеру. В Первую мировую войну у нас генералы, вплоть до командующих фронтами, были внуками крепостных крестьян.

А сколько высшего духовенства из крестьян! Тот же последний духовник царской семьи Александр Васильев, ученик С.А. Рачинского.

При этом, повторим, практически всё образованное общество Европы, а за ним и всего мира, вольно или невольно попало под обаяние идеи прогресса и практически перестало верить в Бога.

А если нет Бога, то терялся смысл всего так называемого Римского проекта Константина Великого – Первого, Второго и Третьего Рима. Отрицалось лучшее, что может быть для православного христианина – православная империя с православным императором.

– Какие достижения в образовании Вы отмечаете при последнем русском императоре?

– Прежде всего, Николай II необыкновенно развил техническое образование. При его вступлении на престол у нас было всего несколько сильных технических вузов, таких как Михайловская инженерная академия и Императорское «бауманское» училище. А к 1914 году, как показано в трудах Института истории естествознания и техники РАН, мы обогнали саму Германию, а значит – весь мир по инженерно-техническому образованию.

Далее Николай II в декрете, данном министру народного просвещения в 1901 году, писал, что если человек получит только образование, без понятия о нравственности и о Боге, об обязанностях к семье и отечеству, ‒ это не будет способствовать его становлению как гражданина.

Однако, чтобы этот аппарат работал, нужно было отделить школу от Министерства просвещения, от чрезмерной бюрократизации.

Николай II провёл эту линию очень тонко, создав Родительские комитеты при школах. Родители изъявляли желание, чтобы большее количество часов в школе преподавал священник. А школы были созданы по всей Российской империи для всех сословий. Если посмотреть декреты императора, этот процесс занял чуть более пятнадцати лет. Строительство школ «в часовой доступности» по всей Империи приобрело гигантские масштабы и не прекращалось даже во время Мировой войны.

Одно из первых, что сделало Временное правительство, это отменило Родительские комитеты, ‒ других дел у него было. А предлог был, что в этих родительских комитетах слишком большой процент людей одной православной веры – недемократично.

– К слову, процитирую здесь Л.Д. Кандаурова. Перед Февральской революцией, свидетельствует он, «Верховный совет поручил ложам составить список лиц, годных для новой администрации и назначил в Петрограде на случай волнений сборные места для членов лож. Всё было в точности исполнено и революционными движениями без ведома их руководителей руководили члены лож и сочувствовавшие.

Многие из первых вошли в состав Министерства князя Львова и Керенского (в последнем все министры были членами лож); многие заняли места комиссаров Временного правительства».

– Всю дореволюционную интеллигенцию можно было считать масонской ложей, даже если кто-то из них не слышал слова «масон».

Разрушение образования началось с Временного правительства. А большевики, которые в то время представляли интернациональные экстремистские круги, стремились просто не по-умному демократизировать образование.

Историк Покровский в отдельных своих трудах был не столь уж плох, но то, что он писал для широкой массы детей, это было примитивное, упрощённое марксистское учение.

– Кто и как восстанавливал отечественное образование в 1930-е гг.? Какие плюсы были в системе советского образования?

– Тут даже говорить не о чем. Восстановление научно-технического, а частично и гуманитарного образования, равно как и последующая, благодаря во многом и этому, победа в Великой Отечественной войне – однозначная заслуга Иосифа Виссарионовича Сталина.

– Образование ведь не может существовать отдельно от государственной системы. Оно выстраивается на идеологии государства?

– Суть образования в том, что положено в его основу. Мир сотворён Богом или он образовался сам по себе?.. Это два абсолютно разных подхода.

Обидно ведь что? Россия выигрывала все войны, начиная с Куликова поля. Ни Крымская война, ни Японская война не были проиграны в военном смысле. Они были проиграны в информационном поле. Информационные войны мы стали проигрывать, грубо говоря, с войны 1812 года. И проигрываем до сих пор.

Отметим, что при советской власти, какой бы критики она не заслуживала, деньги не были идолом. В Советском Союзе не было поклонения мамоне. Это факт. И это мы должны перенять из той эпохи для будущей России.

Сегодня у нас во главу угла поставлено поклонение денежному капиталу, мамоне, дьяволу. Это не моё мнение. Ещё Григорий Нисский в IV веке сказал, что мамона – одно из имён дьявола.

Возрождение России возможно, если снова произойдёт консолидация народа на основе христианских ценностей и хоть какой-то социальной справедливости.

Вопрос при этом не стоит о выборе правящего монарха, поскольку и выбирать-то не из кого. Но если для действующего правителя России христианский Бог станет важнее, чем мамона, тогда это даст нам шанс возродится. Только, упаси Господь, не революционным путём, иначе к власти вновь придут выродки ещё хуже, чем те, что были. А второго Сталина не допустят.

– Какие конкретные шаги Вы предлагаете для восстановления отечественного образования?

– Прежде всего, нужно восстановить гуманитарное образование, потому что оно важнее технического.

– Почему? Нам учительница ещё классе в третьем говорила: без математики не поедут поезда, не полетят самолёты.

– Математика – один из языков, и относится в некотором смысле к гуманитарному образованию. Физика – это устройство макромира: земли, Вселенной, Галактики и микромира – мира квантов. Сегодня мы видим, что позитивные науки (науки о действительном) дошли в некотором смысле до своего конца. В физике, к примеру, глубже в строение материи мы уже не проникнем.

При этом, физика показала, что мир устроен принципиально иррационально уже в основе. Тот же электрон ведёт себя то как частица, то как волна, не являясь при этом ни тем, ни другим. И даже нобелевские лауреаты не могут себе этого наглядно представить – сами об этом откровенно пишут.

Нужно чтобы люди снова научились читать печатные книги. Современными учёными доказано, что люди, потребляющие информацию только с экранов компьютеров, не способны к творческому мышлению.

– Но весь мир пытаются убедить в том, что завтра будет искусственный интеллект. Зачем книги?

– Не будет. Искусственный интеллект в любом случае основан на двоичной математике (дискретной математике). Человек ведь сначала понимает, что с ним происходит, а потом подыскивает логический дискурс под ситуацию.

Так что придётся обходиться тем, что Бог дал!

Честь имею.

Беседу вела Ирина УШАКОВА

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими: