Главная Доклады и выступления СВЯТАЯ СОФИЯ НЕ ГРЕЧЕСКОЕ ТОЛЬКО, НО РУССКОЕ И ВСЕПРАВОСЛАВНОЕ ДЕЛО

СВЯТАЯ СОФИЯ НЕ ГРЕЧЕСКОЕ ТОЛЬКО, НО РУССКОЕ И ВСЕПРАВОСЛАВНОЕ ДЕЛО

Возражения на статью Анатолия Степанова

Константин Новиков

30.07.2020 416

Начну с того, что готов согласиться с Анатолием Степановым в главных выводах его статьи «Является ли неоосманизм Эрдогана угрозой для России?». На мой взгляд, они вот в чём:

1. Греческая идея-фикс о Втором Риме – это «старые мехи», дырявые и русским ненужные. А греческое томление по Второму Риму, явление деструктивное, мечтательное, подпитывающее не имперское «ромейство», а греческий национализм, преимущественно либеральный и обмирщённый.

Выливается это эллинское цепляние за отжившие исторические фантомы, в отрытую неприязнь к русским, как только речь заходит о Риме Третьем. Причём, неприязнь – это мягко сказано, некоторых греков, в том числе крупных церковных иерархов, буквально трясёт при одном упоминании о Третьем Риме и русских претензиях на эту «эллинскую византийскую исключительность».

2. Доводить дело до ссор с Эрдоганом России не стоит. Толку не будет. Турция сейчас играет с нами в одну игру и, какой бы конъюнктурной эта игра ни была, забиваем мы голы, по крайней мере, пока, в одни ворота – американские и глобалистские. Надо и дальше продолжать это делать, не теряя бдительности в отношении «попутчика».

3. Исламизация Турции и неоосманизм Эрдогана однозначно лучше, чем созданная «турецким лениным» Кемалем Ататюрком светская, подчеркнуто безрелигиозная республика. Ататюрк создал чуждую духу турецкого народа государственную конструкцию, порожденную безбожием 20 века с его национализмом и разрушением империй. Эрдоган медленно демонтирует это кемалистское нагромождение и правильно делает. Бог ему в помощь.

В этой части выводы Анатолия Степанова не только верны, но и своевременны.

Тем не менее, с некоторыми рассуждениями уважаемого автора я не согласен. Кратко перечислю с чем:

1. Вначале об идиллии неоосманизма. Каким бы положительным ни был отказ от безбожного наследия Кемаля Ататюрка, в целом наивно думать, цитирую Степанова, что: «Неоосманская империя – это не этническое государство турок, это государство турок, курдов, арабов, греков, армян и других народов, в котором турки играют роль главной силы, цементирующей государственное единство. Как нам это важно и нужно!».

Не стоит свои представления об идеальном приписывать другим, это распространенная ошибка, свойственная русской благонамеренности и всечеловечности.

Турция не Россия. Это русские готовы веками сберегать другие народы под своей защитой, на чем строилась и должна строиться русская государственность. Турки же исходят из примата всего турецкого и ассимиляции не турок, как лучшего из решений национального вопроса. Эрдоган практикует синтез умеренного исламизма и национализма, где религия играет роль сплачивающего нацию фундамента и средства включения в общую идентичность нацменьшинств, то есть служит той же ассимиляции, но на исламских началах, где грекам, армянам и даже туркам-алавитам места нет.

2. Далее Степанов пишет: «И возвращение музею "Святая София" статуса мечети Айя-София – видимый знак поворота к новой политике и новой идеологии».

И это, на мой взгляд, не так. Превращение Святой Софии в мечеть – это не символический жест отказа от республиканского наследия в сторону наднационального исламизма, а пас в сторону как раз турецких националистов, для которых регулярные демонстрации у стен Святой Софии были чем-то вроде обязательного ритуала. А требования «возврата Айя-Софии» осмысливались исключительно в духе турецкого реваншизма, возврата к «славной политике османов» в части силового утверждения и войн, а «Айя-София» воспринимается как символ покорения Константинополя и экспансии.

Кемалистский национализм сегодня деградировал до проевропейского либерализма. На смену ему пришли те, для кого все европейское чуждо, а на первом месте стоит «турецкость», не лишённая религиозных начал, но всё же основанная на племенном сознании. Причём, настолько, что для турецких нациков из всевозможных «Серых волков» даже киргизы и казахи, хоть и братья-тюрки, но «слишком узкоглазые», чтобы быть ровней туркам. Эрдоган – не националист в чистом виде, и националисты – лишь его союзники, а не основная электоральная и идеологическая база, но именно в их сторону и был сделан жест теряющим популярность турецким лидером, превратившим Святую Софию в мечеть.

Но это всё – турецкие дела, для нас важнее, как мне кажется, следующее.

3. Анатолий Степанов называет возвращение Святой Софии статуса православного храма «греческим делом», имея в виду узконациональный символизм Святой Софии и Константинополя для греческого политического самосознания. На мой взгляд, это уход в другую крайность, усвоение политизированной, чуждой духу православия установки, ошибкой обратно пропорциональной греческим блужданиям.

Во Христе нет ни эллина, ни иудея. Это же относится и к Святой Софии. У греков свои национальные резоны, связанные со святой Софией, у нас – свои, православные. Не стоит путать православный Божий дар с греческой яичницей.

Аргумент, что теперь в Святой Софии будут «молиться» (пусть и мусульмане), и это хорошо, – красиво звучащий, но не церковный. При всем уважении к мусульманам их молитвы для нас ни о чём, не к Богу они, в христианском понимании, обращены, а в лучшем случае в пустоту. Нравится это кому-то или нет.

Уверен, что мечеть лучше, чем музей на месте бывшей мечети. А православный музей в бывшем православном храме лучше, чем мечеть. Так же как рассказ экскурсовода о православных иконах и фресках благочестивее, чем мусульманский намаз там, где его быть не должно.

4. И еще одно важное замечание, адресованное уже не к самому Анатолию Степанову, а к солидарному с его позицией Семёну Дроботу, опубликовавшему недавно на РНЛ свою статью «Святая София Константинопольская: статус мечети лучше статуса музея».

Семён Дробот в этой статье договаривается до того, что уж лучше Святая София станет мечетью, чем будет передана в качестве православного храма впавшему в раскол Константинопольскому патриархату.

Это утверждение, на мой взгляд, является апофеозом политизированного подхода к вопросу о Святой Софии и логическим завершением рациональных установок, о которых было сказано в предыдущем пункте.

Да, наши Церкви разорвали евхаристическое общение, и мы уже почти два года не поминаем Константинопольского патриарха, и может быть, не будем поминать ещё год, три, пять и более. Но Святой Софии полторы тысячи лет, и, также как нельзя «мерить Бога линейкой», нельзя и значимость для Мирового Православия Святой Софии оценивать в категориях текущих межцерковных нестроений. Впавшему в раскол Варфоломею отпущены годы, а Православной Церкви и её святыням принадлежит вечность. Глупо строить свое отношение к святым местам, исходя из сиюминутных резонов, политических и межцерковных.

Посему, забывать о Святой Софии как о святыне, которая принадлежит всем православным христианам и должна быть нам возвращена, мы не должны, сейчас это произойдёт или позже.

Как не должны мы считать этот вопрос лишь только греческим, а не русским, грузинским, румынским, то есть всеправославным.

Константин Геннадьевич Новиков, православный публицист, Тула

Святая София не греческое только, но русское и всеправославное дело

Возражения на статью Анатолия Степанова

Константин Новиков

30.07.2020 416

 

Начну с того, что готов согласиться с Анатолием Степановым в главных выводах его статьи «Является ли неоосманизм Эрдогана угрозой для России?». На мой взгляд, они вот в чём:

1. Греческая идея-фикс о Втором Риме – это «старые мехи», дырявые и русским ненужные. А греческое томление по Второму Риму, явление деструктивное, мечтательное, подпитывающее не имперское «ромейство», а греческий национализм, преимущественно либеральный и обмирщённый.

Выливается это эллинское цепляние за отжившие исторические фантомы, в отрытую неприязнь к русским, как только речь заходит о Риме Третьем. Причём, неприязнь – это мягко сказано, некоторых греков, в том числе крупных церковных иерархов, буквально трясёт при одном упоминании о Третьем Риме и русских претензиях на эту «эллинскую византийскую исключительность».

2. Доводить дело до ссор с Эрдоганом России не стоит. Толку не будет. Турция сейчас играет с нами в одну игру и, какой бы конъюнктурной эта игра ни была, забиваем мы голы, по крайней мере, пока, в одни ворота – американские и глобалистские. Надо и дальше продолжать это делать, не теряя бдительности в отношении «попутчика».

3. Исламизация Турции и неоосманизм Эрдогана однозначно лучше, чем созданная «турецким лениным» Кемалем Ататюрком светская, подчеркнуто безрелигиозная республика. Ататюрк создал чуждую духу турецкого народа государственную конструкцию, порожденную безбожием 20 века с его национализмом и разрушением империй. Эрдоган медленно демонтирует это кемалистское нагромождение и правильно делает. Бог ему в помощь.

В этой части выводы Анатолия Степанова не только верны, но и своевременны.

Тем не менее, с некоторыми рассуждениями уважаемого автора я не согласен. Кратко перечислю с чем:

1. Вначале об идиллии неоосманизма. Каким бы положительным ни был отказ от безбожного наследия Кемаля Ататюрка, в целом наивно думать, цитирую Степанова, что: «Неоосманская империя – это не этническое государство турок, это государство турок, курдов, арабов, греков, армян и других народов, в котором турки играют роль главной силы, цементирующей государственное единство. Как нам это важно и нужно!».

Не стоит свои представления об идеальном приписывать другим, это распространенная ошибка, свойственная русской благонамеренности и всечеловечности.

Турция не Россия. Это русские готовы веками сберегать другие народы под своей защитой, на чем строилась и должна строиться русская государственность. Турки же исходят из примата всего турецкого и ассимиляции не турок, как лучшего из решений национального вопроса. Эрдоган практикует синтез умеренного исламизма и национализма, где религия играет роль сплачивающего нацию фундамента и средства включения в общую идентичность нацменьшинств, то есть служит той же ассимиляции, но на исламских началах, где грекам, армянам и даже туркам-алавитам места нет.

2. Далее Степанов пишет: «И возвращение музею "Святая София" статуса мечети Айя-София – видимый знак поворота к новой политике и новой идеологии».

И это, на мой взгляд, не так. Превращение Святой Софии в мечеть – это не символический жест отказа от республиканского наследия в сторону наднационального исламизма, а пас в сторону как раз турецких националистов, для которых регулярные демонстрации у стен Святой Софии были чем-то вроде обязательного ритуала. А требования «возврата Айя-Софии» осмысливались исключительно в духе турецкого реваншизма, возврата к «славной политике османов» в части силового утверждения и войн, а «Айя-София» воспринимается как символ покорения Константинополя и экспансии.

Кемалистский национализм сегодня деградировал до проевропейского либерализма. На смену ему пришли те, для кого все европейское чуждо, а на первом месте стоит «турецкость», не лишённая религиозных начал, но всё же основанная на племенном сознании. Причём, настолько, что для турецких нациков из всевозможных «Серых волков» даже киргизы и казахи, хоть и братья-тюрки, но «слишком узкоглазые», чтобы быть ровней туркам. Эрдоган – не националист в чистом виде, и националисты – лишь его союзники, а не основная электоральная и идеологическая база, но именно в их сторону и был сделан жест теряющим популярность турецким лидером, превратившим Святую Софию в мечеть.

Но это всё – турецкие дела, для нас важнее, как мне кажется, следующее.

3. Анатолий Степанов называет возвращение Святой Софии статуса православного храма «греческим делом», имея в виду узконациональный символизм Святой Софии и Константинополя для греческого политического самосознания. На мой взгляд, это уход в другую крайность, усвоение политизированной, чуждой духу православия установки, ошибкой обратно пропорциональной греческим блужданиям.

Во Христе нет ни эллина, ни иудея. Это же относится и к Святой Софии. У греков свои национальные резоны, связанные со святой Софией, у нас – свои, православные. Не стоит путать православный Божий дар с греческой яичницей.

Аргумент, что теперь в Святой Софии будут «молиться» (пусть и мусульмане), и это хорошо, – красиво звучащий, но не церковный. При всем уважении к мусульманам их молитвы для нас ни о чём, не к Богу они, в христианском понимании, обращены, а в лучшем случае в пустоту. Нравится это кому-то или нет.

Уверен, что мечеть лучше, чем музей на месте бывшей мечети. А православный музей в бывшем православном храме лучше, чем мечеть. Так же как рассказ экскурсовода о православных иконах и фресках благочестивее, чем мусульманский намаз там, где его быть не должно.

4. И еще одно важное замечание, адресованное уже не к самому Анатолию Степанову, а к солидарному с его позицией Семёну Дроботу, опубликовавшему недавно на РНЛ свою статью «Святая София Константинопольская: статус мечети лучше статуса музея».

Семён Дробот в этой статье договаривается до того, что уж лучше Святая София станет мечетью, чем будет передана в качестве православного храма впавшему в раскол Константинопольскому патриархату.

Это утверждение, на мой взгляд, является апофеозом политизированного подхода к вопросу о Святой Софии и логическим завершением рациональных установок, о которых было сказано в предыдущем пункте.

Да, наши Церкви разорвали евхаристическое общение, и мы уже почти два года не поминаем Константинопольского патриарха, и может быть, не будем поминать ещё год, три, пять и более. Но Святой Софии полторы тысячи лет, и, также как нельзя «мерить Бога линейкой», нельзя и значимость для Мирового Православия Святой Софии оценивать в категориях текущих межцерковных нестроений. Впавшему в раскол Варфоломею отпущены годы, а Православной Церкви и её святыням принадлежит вечность. Глупо строить свое отношение к святым местам, исходя из сиюминутных резонов, политических и межцерковных.

Посему, забывать о Святой Софии как о святыне, которая принадлежит всем православным христианам и должна быть нам возвращена, мы не должны, сейчас это произойдёт или позже.

Как не должны мы считать этот вопрос лишь только греческим, а не русским, грузинским, румынским, то есть всеправославным.

Константин Геннадьевич Новиков, православный публицист, Тула

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Икона дня

Донская икона Божией Матери

Войсковая икона Союза казаков России

Преподобный Иосиф Волоцкий

"Русская земля ныне благочестием всех одоле"

Наши друзья

 

 

Милицейское братство имени Генерала армии Щелокова НА

Статистика
Просмотры материалов : 4115838