«МНЕ БОГ – ОТЕЦ, А МАТЬ – РОССИЯ»

Стихи

Алексей Марсанов

25.03.2022 96

Дорогие читатели сайта «Русская Народная Линия», предлагаем вашему вниманию творчество члена Российского Союза писателей Алексея Марсанова. Его стихи очень часто появляются на страницах сайта «Стихи.Ру», где автор имеет своих постоянных читателей и слушателей. Почему слушателей? Потому что автор пишет песни, которые сам исполняет.

Для читателей Русской Народной Линии это будет первая широкая публикация стихов Алексея Марсанова. Чем привлекателен этот автор? Конечно же, как поэт, красивым слогом, нестандартным мышлением, ярко выраженной православно-патриотической позицией.

В своем предисловии к недавно выпущенному нашим благотворительным фондом «Меценат» диску «Алексей Марсанов. Мне Бог – Отец, а мать – Россия», автор пишет: «На одном из древних римских надгробий была надпись: «О моей жизни достаточно сказать – мой муж был мной доволен!»

В наш век «торжества Гордыни и Самости», когда каждого, в особенности детей, учат признавать лишь собственное «я»: – Я хочу! Я считаю!.. Решусь написать: раб Божий Алексей появился на свет в шестидесятых годах прошлого столетия, на просторах тогда еще необъятной страны, в самом центре Европы, в Прикарпатской Руси, откуда и пришло Православие на многострадальную землю нашу. Далее, волей Божией, он оказался в Средней Азии, где закончил технический ВУЗ, а в середине семидесятых переехал в Ярославль, в девяностых – Москва, заочное обучение в Литинституте  и, наконец, возвращение в Ярославль, стремление посвятить себя духовной жизни, не забывая о литературном и песенном творчестве, относясь к нему, как к духовному послушанию старцу Павлу Груздеву, благословившему сеять: «Разумное, доброе, вечное!»

Не смею определять себя в каком-то ином качестве, лишь только быть сыном всенародной семьи –  печали и радости которой считаю своими печалями и радостями! «Мне Бог – Отец, а мать – Россия, а я тот самый блудный сын!»

Имею всего одно искреннее желание, чтобы и на моем надгробном кресте сметь написать: «О моей жизни достаточно сказать – моя семья была мной довольна!»

Алексей Марсанов – номинант литературных премий «Поэт года» - 2019, 2020 и 2021; «Русь моя» – 2020 и 2021; «Наследие» – 2021. Автор: «Антологии русской поэзии» – 2020 (т.5); «РСП Стихи 2020»; «Наследие» – 2021 (т.3); книги стихов «В начале был сердце». Награждён медалями: Анны Ахматовой, Сергея Есенина, Ивана Бунина, Афанасия Фета, звездой «Наследие».

В творчестве Алексея Марсанова  ярко выражены две темы: лирическая и гражданская. Предлагаем вашему вниманию  подборку  его стихов «Мне Бог – Отец, а мать – Россия».

Желаем приятного для сердца и ума прочтения.

Ирина Александровна Высоцкая, директор Нижегородского благотворительного фонда «Меценат»

 

ИСПОВЕДЬ

 

Все чаще мне ночные тени

Могильным видятся крестом.

Тогда, упавши на колени,

Я вспоминаю отчий дом.

 

Где грешники, а где святые,

Покажут точные весы:

Мне Бог – Отец, а мать – Россия,

А я – тот самый блудный сын.

 

И так как в жизни не случилось

Мне в вашу честь свечой гореть,

Молю вас, окажите милость:

За вас достойно умереть.

 

И, может быть, мои потомки

Возненавидят рабский плен.

Оставят бренные котомки,

Поднимут Родину с колен!

 

ЗАТВОРНИК

 

Я по жизни насмотрелся много.

Не боюсь зверей и непогод.

Ведь меня в таежных недорогах

Бог мой охраняет от невзгод.

 

Не секрет, кто делает пожары,

Заметая вырубки следы.

А меня любимые Стожары*

Уж не раз спасали от беды.

 

Вижу я, что вам не видно в море

Суеты разнузданных страстей,

Что такое истинное горе

Бесноватых нарожать детей.

 

Да и ваших душ растут погосты

Не по дням уже, а по часам.

Оказалось, это очень просто

Страхом бить наотмашь по глазам.

 

Только что-то нет в душе покоя

И блаженных дум от тишины.

По ночам я слышу взрывы боя

Беспощадной мировой войны.

 

И летят туда мои молитвы.

И в ушах звенит победный крик.

Потому что об исходе битвы

Я не сомневаюсь ни на миг!

 

*Стожары – одно из любимых народных созвездий. Другое название – Плеяды.

 

ИСЧАДИЕ ВОЙНЫ

 

Я не могу смотреть на Богородиц –

Где Женщина с Ребенком на руке.

Мне вспоминается затравленный народец

В измученном афганском кишлаке.

 

Там в каждом шорохе мерещились душманы.

И нервы натянулись, как струна.

Не замечали мы усталости и раны.

Такая вот, она, на вкус война.

 

В кустах, за дверью, деревом и домом

Ждала неприукрашенная быль…

И шаг за шагом застревала комом

В горле пропитанная липкой смертью пыль.

 

Сквозь годы вижу, как скользнув затвором,

Почувствовал, что, кто-то за углом.

Одним движеньем: выученным, скорым,

Я очередью выстрелил за дом.

 

А там, с ведром, должно быть, на колодец,

Шла женщина с ребенком на руке.

С тех пор, когда смотрю на Богородиц,

Я вижу женщину в афганском кишлаке.

 

СТРАХ

 

Спасибо вирусу – узнала, с кем живу.

Не думала, что видеть приведется –

Едва Господь натянет тетиву –

Как превращаются из рыцарей в уродцев.

 

Еще вчера руладами сорил:

О высших проявленьях благородства.

Любовью клялся и цветы дарил,

И был далек от нужд животноводства…

 

Обезображенный, животный страх,

Рычащим зверем, ко прыжку готовясь –

Вот, что читаю я в твоих глазах.

И стало страшно – за детей и совесть…

 

Не потерять бы человечий лик.

Я припаду к Невесте Неневестной:

– Что хочешь делай, только сохрани,

Какой была: смиренной, доброй, честной!

 

САЛЮТ

 

Все неспроста – дожди не к месту льют,

Зима и лето выбились из сил…

Враги готовят праздничный салют.

Отцы и деды встали из могил.

 

И некуда нам больше отступать.

Уже не наши храмы, образа…

Ты видишь: дочь, жена, сестра и мать,

С мольбой, в слезах, глядят в твои глаза.

 

По крикам и угрозам из окна

Не разобрать, кто мертвый, кто живой.

И напряглась в агонии страна,

Не зная, как вступить в последний бой.

 

Победу предвкушает вражья рать,

Но Ангелы к нам ринулись с небес.

Пусть с душами придется умирать,

Все лучше, чем живым остаться – без…

 

И стоит ли печалиться о том,

Как жить в позоре, рабстве, нищете…

Мы выбрали дорогу в Отчий Дом –

Вернуться со щитом иль на щите!

 

Все неспроста – засуетился люд.

Прости, Христос, смиряться нету сил.

Враги готовят праздничный салют.

Отцы с надеждой смотрят из могил!

 

НА ДУХОВНОЙ ВОЙНЕ

 

Он погиб на духовной войне.

В самом сердце дремучих равнин,

Еще раз доказав сатане:

«Воин в поле бывает один!»

 

По России заброшенных мест:

Может, десять, а может, до ста…

Где молитвой летит благовест

Криком помощи в уши Христа.

 

Он не думал, что что-то сумел.

Просто бился до смерти, как мог.

И к себе никого не хотел.

Так ему посоветовал Бог.

 

И, надеясь Отчизне помочь,

Умолял, свих ближних любя:

«Уходите, я каждую ночь

Вызываю огонь на себя!»

 

Проводить его лоси пришли,

Кабаниха и шесть кабанят.

Как узнали, дорогу нашли?..

Им Господь подсказал – говорят.

 

РУБИКОН

 

Пройден терпенья рубикон.

И Сам Господь сказал: – Так надо!

Святые к нам сошли с икон.

И бесы вызваны из ада.

 

И закипел смертельный бой.

Не за тела, моря и суши,

Потерь не счесть, само собой,

Но на кону – сердца и души!

 

Кто чем согласен дорожить:

Писать или поставить точку,

Рождаться, умирать и жить,

Нам выпадает в одиночку!

 

На сто «зачем» один ответ

Сегодня людям остается,

По-детски просто: «Да» и «Нет»!

А остальное не зачтется.

 

Так не случалось из покон.

И будет всем своя награда…

Святые вышли из икон,

И бесы выползли из ада!

 

НЕ ИЩИ МОЮ МОГИЛУ

 

Не ищи мою могилу понапрасну.

Главное – лежу в земле родной.

Это значит, если и погасну,

Свет мой будет виден над страной.

Как звезды далекое сиянье,

Даже мертвой нам летит века,

Так в твоей душе мое дыханье

Оживит бессмертная строка.

 

Ты пойдешь, прижав к груди книжонку,

В лес, в апрель, чтоб ландыш отыскать.

Я с небес пошлю тебе иконку,

С нею легче жить и засыпать.

 

И во снах ты будешь мной гордиться,

Что из всяких разных важных дел,

Я в страстях сгуляться или спиться,

Слава Богу, так и не сумел.

 

Потому, как знал – ты есть на свете:

Крест-Любовь, что носим на груди.

Вот и пел, напомнить всей планете,

Что их ждет с Россией впереди!

 

ЧЕЛОВЕК

 

Я – ЧЕЛОВЕК! «ЧЕЛО» – это лицо,

А «ВЕК» – навечно данное созданью!

Вот и коробит сатанистов-подлецов

Наше – быть Божьим Образом призванье!

 

И, как бараны, дружно, за козлом,

Трусливо следуем насмешливой указке…

А значит, что случится – поделом,

Будет всем тем, кто уважает маски.

 

И незачем на Господа пенять,

Что допустил над миром униженье.

Ему ведь тоже хочется понять,

Кто, как и Он, а кто лишь отраженье…

 

Нам предлагают Духом умереть:

«Жить будет новая – привитых чипом раса!»

Так ни кому-нибудь, а сам себе ответь,

Ты – ЧЕЛОВЕК! Иль просто – биомасса?!

 

Ведь все равно придется умирать

Нам после Рая выданному телу,

И только остается выбирать,

Куда хотим, чтобы душа летела?!

 

Я ЖИВУ НА ЧУДЕСНОЙ ПЛАНЕТЕ

 

Я живу на чудесной планете.

Как меня на нее занесло?!..

Где уже не мои мои дети.

И добро у них – явное зло.

 

Мой язык им совсем непонятен.

Хоть минуло всего тридцать лет.

И на совести нет у них пятен,

Потому что и совести нет.

 

В устремленьях: расчет и нажива.

В голове – неживой интеллект.

Все решается просто и лживо…

Каждый встречный – всего лишь объект.

 

Не приходится им сомневаться.

Жизнь они понимают, как есть:

И любовь, чтобы ей «заниматься»,

А еще, развлекаться и есть.

 

Строят радужный мир эти люди.

Кто не с ними, прикажут: – Умри!

Слава Богу, меня там не будет.

Я и сам попрошу: – Забери!

 

РОМАНТИК

 

Я девочке в метро поправил бантик,

Задев за маску, развязался он.

И мать ее сказала: – Вы – романтик.

Вот если б подарили ей смартфон!..

 

А девочка взяла меня за руку

И маску зашвырнула за плечо.

И мать изобразила злую муку,

Вагон завозмущался горячо!..

 

Мы с девочкой скорей заткнули уши.

Мы поняли – такие не нужны.

Романтик – это тот, кто видит души,

А практик – маски, юбки и штаны.

 

ПЛЕСЕНЬ

 

Кто пускает в эфир эту плесень:

Собчаков, Моргенштернов, иных?!..

Заявляя, что он интересен.

«Да – в аду, у душевнобольных!»

 

И упрямо, плебейски, по-сучьи,

Им подмахивать силится власть,

Чтоб детей наших серые кучи

Развратить поскорее и всласть.

 

И под наше немое мычанье

«Планом Далласа» бить по горбам,

Уподобив народа мычанье:

И духовным, и просто – гробам.

 

И ползет толерантная плесень

Закоулками наших сердец.

И один лишь вопрос интересен:

– Боже, будет безумству конец?!

 

БАЛ

 

Вся нечисть выползла наружу:

В культуре, в спорте, тут и там…

И моралисты сели в лужу,

Ползут за нею по пятам.

 

Уж переписаны уставы…

И пошлости во всем – почет!

И поменялись наши нравы.

И нечисть ставит на учет,

 

Своих, проверенных на деле.

Для поощрений и наград.

Со «всех щелей» у нас о теле

Фарфары бравые звучат!

 

И в людях Божью искру тушит

Безумных масок карнавал.

И продают свободно души.

И сатана там правит бал!

 

Осталось верных слишком мало.

Но не конец – всему венец.

«Конец – лишь новое начало!»  –

Вздохнул с надеждою Творец!

 

ГОСПОДЬ ПРИДЕТ С ВОСТОКА

 

Господь придет с Востока,

И Западу – конец!

От чистого истока,

Для избранных сердец!

 

В ком простота ютится,

Кто веру сохранит…

Им всякий грех простится,

Живущим без обид,

 

Без зависти, без мести,

Похожих на людей,

Он соберет их вместе:

И взрослых, и детей.

 

В Суде поставит справа,

А слева – остальных.

И завопит орава,

Чтоб пощадили их.

 

Ведь это так жестоко –

Что Западу – конец!

Но Бог придет с Востока

Для избранных сердец!

ДЕРЖИСЬ, СТРАНА

 

Какое странное во мне случилось чувство:

Прозрачное, как горный ручеек.

В нем нет изысков высшего искусства,

И всем страстям выносится упрек.

 

Я в дневниках всю жизнь перечитаю.

Особенно, заметки на полях.

Прощай, страна, я завтра умираю!

Уж как-то перебейся без меня.

 

Но для чего мне прозорливость эта?

Живу, как все – то каясь, то греша…

Что с меня взять, в моей душе поэта –

Одни стихи и больше ни гроша.

 

Тогда Хранителя, родной, знакомый голос,

Мне прошептал: – Ты взвешен на весах.

Твоя душа напрасно раскололась:

На ту, что здесь, и что – на небесах…

 

Ты, парень, взят у Бога на заметку,

Ведь слишком рьяно накопил долгов.

Теперь давить придется на гашетку

И поливать молитвами врагов!

 

Твоя страна нуждается в подмоге.

Не ерничай. Чем сможешь, помоги.

Поэты – это проклятые «боги»,

У нечестии – заклятые враги!

 

Я жизнь свою в стихах перечитаю…

А все-таки, мы весело живем!

Держись, страна, я завтра умираю.

И с неба поддержу тебя огнем!

 

МАТЕРЯМ

 

Вы нам дарили жизнь, а мы дарили смерть.

Не важно, где и как мы победили…

Мы в мире закрутили лихую круговерть.

А вы нас молоком своим поили.

 

И подлых, и святых, и мертвых, и живых,

Которых на руках в слезах носили.

Любили и седых, и вечно молодых,

И по земле ходить нас научили.

 

А мы, как подросли, надели сапоги.

За горизонтом скрылись в клубах пыли

И стали меж собой заклятые враги.

Вы этому нас с детства не учили.

 

Вы нам дарили жизнь, и наша в том вина,

Что многие ее не сохранили.

Весь мир, одна страна – гражданская война,

Где ваши сыновья себя губили.

 

РУССКИЙ

 

(авторская песня)

Пусть на свете много наций есть –

После вавилонского похмелья.

Даже Богу их не перечесть.

Видимо, «паленым» было зелье.

 

Немец, итальянец и якут,

Даже эфиопы – тунеядцы,

Имя существительное чтут.

Русскому же надо прилагаться.

 

Он ведь, как всегда, презрел закон,

И плевал на идиш и французский.

Имя прилагательное – он,

Потому что он, ребята, – русский!

 

Пусть один, как перст, в миру таков.

И всем прочим перешел дорогу.

Прилагаться он всегда готов,

Только не к кому-нибудь, а к Богу!

 

НАВОЗНЫЕ МУХИ

 

Вторая из древних профессия:

Ни Царь, ни Герой, ни артист.

Пронырливость, наглость, экспрессия

В ней мирно сплелись – журналист.

 

Лист из журнала какого?

Впрочем, не важно совсем –

Пусть желтого, пусть голубого –

Нужно понравиться всем.

 

Лезут и в дыры, и в щели

Наших истерзанных душ –

Только б добраться до цели,

А после работы – под душ.

 

Не так-то оно и приятно,

Тут нужен особый дар.

Чтоб было легко и понятно,

За что получил гонорар.

 

Первая в мире профессия

Будет честней: дам – не дам!

Здесь же обман и агрессия:

Скажут – продам и предам…

 

Враз доведут до истерики.

Все под заказ переврут.

Их даже в продажной Америке

«Навозные мухи» зовут!

 

 

КАРТИНА

 

Все чаще шорохи и визги

Несутся к нам «из-за бугра».

Они нам предъявляют иски,

Что мы «братки» и шулера.

 

Согласен, что не так все гладко,

Но по добру их не унять:

Вцепились в горло мертвой хваткой,

И под себя хотят подмять!..

 

О нашем каверзном народе

Вообще-то рассуждать не им.

Ведь мы для них в тулупах ходим,

В обнимку с медведями спим.

 

Такая видится картина,

Сам Достоевский говорил:

«Без Бога русский, как скотина!

А с Богом черта покрестил!»

 

Неважно, что забор подкошен,

Что не торопится домой.

Он на земле, как гость непрошен,

Ему на небе – дом родной!

 

И честь Отца он не уронит.

А кто с мечом к нему попрет,

Того он точно похоронит,

Ну, а крещеных отпоет!

 

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Икона дня

Донская икона Божией Матери

Войсковая икона Союза казаков России

Преподобный Иосиф Волоцкий

"Русская земля ныне благочестием всех одоле"

Наши друзья

 

 

Милицейское братство имени Генерала армии Щелокова НА

Статистика
Просмотры материалов : 5871532