АПРЕЛЬСКИЕ ТЕЗИСЫ

Как чета Горбачевых подрывала финансовую мощь СССР

Сергей Холодов

22.04.2020 172

В апреле 1985 года с выступления Михаила Горбачева на пленуме ЦК КПСС в стране началась эпоха ГПУ – гласности, перестройки, ускорения. Все «прелести» нового политического курса миллионы граждан страны почувствуют через несколько лет, когда великая держава, пережив период мучительной агонии, распадется на отдельные куски.

С тех пор имя Горбачева у большинства жителей России ассоциируется исключительно с хаосом, нищетой, преступностью, а также с тотальной изменой на всех внешнеполитических фронтах.

Русский историк Анатолий Уткин в своей замечательной книге с весьма красноречивым названием «Измена генсека» обстоятельно описал, как Горби сдавал интересы государства, испытывая при этом телячий восторг, словно школьник, получивший шоколадку. В общем, вполне закономерно, что Горби сегодня у всех нормальных русских людей не вызывает ничего, кроме брезгливости.

Но прозрение придет позже. А тогда, 35 лет назад, народ, одурманенный красивыми сказками о новом мышлении (с ударением на первый слог), радостно митинговал на улицах и искренне верил в приближение светлого демократического будущего.

Зато для сотрудников Девятого управления КГБ СССР, охранявших высших руководителей партии и государства, весной 1985 года настали тяжелые времена. Они первыми почувствовали на собственной шкуре все «прелести» перестройки и ускорения. Пока простой народ, наслушавшись горбачевских речей, денно и нощно мечтал о демократизации, сотрудники «девятки» работали буквально на износ, мечтая только об одном: скорее бы закончилось это ускорение вместе с гласностью и перестройкой.

Судите сами. Если раньше маршруты передвижения лидеров СССР, а значит и их охранников, ограничивались преимущественно Москвой и Подмосковьем, то теперь, с приходом к власти Горбачева, в орбиту интересов «девятки» попал весь земной шар. Михаил Сергеевич страстно любил путешествовать. Постепенно к этому занятию пристрастилась и Раиса Максимовна. Разумеется, руководству «девятки» приходилось задействовать значительную часть сил и средств на охрану не только советского лидера, но и первой леди страны, которая, кстати, отличалась капризным характером и постоянно вмешивалась в те вопросы, в которых ничего не смыслила.

Как-то раз, к примеру, Раиса Максимовна потребовала заменить охрану кремлевских зданий, где работал Горбачев. По ее мнению, внешний вид наших охранников не соответствовал задачам перестройки и ускорения. То ли дело в Америке, откуда Раиса Максимовна только что вернулась. Какие там красавцы негры у Белого дома стоят! А у нас все какие-то невзрачные, неказистые…

Пришлось руководителям «девятки» долго объяснять Раисе Максимовне, что система охраны в СССР поставлена на столь высоком уровне, что никаким неграм и не снилось, а здоровые бицепсы и двухметровый рост телохранителям и вовсе не нужны – настоящий профи, наоборот, не должен выделяться из толпы своим внешним видом. Раиса Максимовна не поверила и нажаловалась мужу.

Тот, разумеется, своей благоверной поверил и, не вдаваясь в детали, приказал заменить охрану кремлевских объектов. В некоторых вопросах Михаил Сергеевич отличался поразительной настойчивостью и жесткостью. Вот бы ему применить эти качества во время переговоров с американцами по вопросам разоружения! Ан нет! Там Горби только глупо улыбался, идя на одну уступку за другой…

В общем, охрану пришлось заменить. Вместо профессиональных телохранителей, нести службу на правительственных объектах стали бойцы спецназа, срочно командированные для этой цели в Москву. Правда, продолжался этот идиотизм недолго. Горби вскоре об этом забыл, и все потихоньку вернулось на круги своя.

В другой раз Раиса Максимовна, прогуливаясь по охраняемой территории одной из правительственных резиденций, подошла к дежурившему сотруднику «девятки» и начала выяснять, кто он, откуда родом и какое у него образование. Охранник честно ответил, что его родители сельские механизаторы, он окончил десятилетку, после чего проходил срочную службу в Кремлевском полку, а затем после соответствующей подготовки был принят на работу в Девятое управление КГБ. Раиса Максимовна тут же отправилась к мужу, рассказала ему о разговоре с охранником и сделала вывод: нас охраняют неотесанные деревенские парни.

И снова Михаил Сергеевич проявил поразительную твердость характера. На ковер были вызваны руководители «девятки», которым приказали срочно повысить интеллектуальный уровень правительственной охраны. И снова никакие аргументы во внимание не принимались. Пришлось на какое-то время, пока не улягутся страсти, использовать в роли телохранителей специалистов Аналитического управления и преподавателей высших учебных заведений КГБ.

Таких историй при желании можно вспомнить немало. И всё бы ничего, если бы не серьёзный урон, который наносила неуёмная энергия Горбачева государственному бюджету СССР. И дело не только в непродуманных и поспешных решениях вроде антиалкогольной кампании, уничтожившей всю винодельческую отрасль страны. Была еще одна статья расходов, которая существенно подорвала экономическую мощь страны Советов. И это напрямую связано с постоянными разъездами четы Горбачевых.

Дело в том, что по протоколу глава государства, приезжающий в другую страну, должен был передвигаться на автомашинах того государства, на территории которого он находится. Так было всегда, и все советские руководители, начиная с Никиты Хрущева, катаясь по миру, придерживались этого правила. Михаил Сергеевич и в этом вопросе оказался новатором. Он заявил, что во время своих зарубежных визитов будет ездить только на советских правительственных лимузинах.

Отдельный лимузин потребовала для себя и Раиса Максимовна. Пришлось службе охраны возить по всему земному шару автомашины из правительственного гаража – и не только для четы Горбачевых, но и для сопровождавших ее официальных лиц.

По воспоминаниям Михаила Докучаева, в 1980-ые годы заместителя начальника «девятки», каждая заграничная поездка Горбачева требовала иногда до двух десятков правительственных лимузинов. Для их транспортировки приходилось гонять туда и обратно по семь транспортных самолетов Ил-76. Особенно нелепо это выглядело во время визитов Горбачева в социалистические страны, где были лимузины советского производства, ничем не отличавшиеся от горбачевских. Однако Михаил Сергеевич был непреклонен и требовал только машины из кремлевского гаража.

Кроме того, с каждой новой поездкой Горбачёва за рубеж увеличивалось и число сопровождавших его лиц. Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна постоянно таскали с собой огромный штат обслуги.

Под конец горбачевского правления численность советских делегаций достигала пятисот человек. Для их перевозки требовалось еще пять-шесть самолетов.

Нетрудно себе представить, какими колоссальными расходами для казны оборачивалась любовь Михаила Сергеевича к зарубежным вояжам. Для сравнения отметим: во времена Леонида Ильича Брежнева для официальной советской делегации самого высокого уровня выделялось не более двух самолетов. А о том, чтобы таскать с собой по всему миру кремлёвские лимузины и сотни человек прислуги, не могло быть и речи. В эпоху «застоя» элита была куда как скромнее и старалась экономить народные денежки…

Сергей Холодов, историк, член Попечительского совета Войсковой Православной Миссии