Главная Обзор новостей Новости Союза Казаков России В ОДНОМ СТРОЮ

Долго я не мог взяться за "перо". Какая-то суета и череда бесконечных хлопотных дней не давала приступить к этой работе. То ли подспудно думал, что как только утихнет вал статей, воспоминаний, и имя его, как и многие имена, станут «теряться из обихода повседневной жизни, но нет! Его образ, слова, поступки, как искры действий, заставляют постоянно выявлять этот образ. И это так и должно быть. Ведь он был мой друг и не только; он был казак, русский офицер и мой духовный побратим. Сегодняшняя повседневность всё сильней и рельефней проявляет и утверждает его слова - идет Четвертая мировая война. И я очень рад, что стоял и стою рядом с ним плечом к плечу в этой битве!

Имя ему Владимир Владимирович Наумов, донской казак станицы Великокняжеской, Товарищ Атамана Союза казаков и мой побратим.

Впервые мне довелось встретиться с ним в 1991 г. осенью в Уральске, в честь 400-летнего служения Уральского казачества Российской короне. До этого я как Тов. Атамана ИКВ получал от В.В. Наумова документы и циркуляры, обобщающие материалы, которые своим содержанием и направленностью вызвали во вне невольный интерес, т.к. были созвучны моим личным убеждениям.

События в Уральске как-то забыты и задвинуты за кулисы нашего казачьего возрождения, ибо вслед за ними последовали события на Кавказе и Приднестровье. Но скромный Уральский крестик на малиновой ленте, прикреплённый на казачьем мундире, сразу же возбуждает чувство побратимства и казачьей силы, когда четыре или пять сотен казаков разметали своей монолитной колонной тысячи казахских националистов. Эти барымтачи, свезенные со всех жузов Киргиз-кайсакии были обкурены, опоены водкой. Тогда я впервые увидел воочию «правоверных мусульман» с повязками на лбу, обозначавших, что они «войны ислама и смертники».

О серьезности конфликта говорило письмо на моё имя секретаря Уральского обкома КПСС Мордасова, настойчиво рекомендовавшего, во избежание кровопролития, не приезжать в Уральск. Но делегация иркутян в составе трёх казаков прибыла в Уральск, и это были единственные желтые лампасы от всей Восточной Сибири и Дальнего Востока, впрочем, как и в Приднестровье.

Здесь-то я увидел впервые казачьих Атаманов, разноцветье лампас и мундиров, всё мне было чудно и внове: манера обращения, поведение, и т.п. А.Г. Мартынова уже тогда называли «батькой».

Впервые на Совет мы собрались на квартире Александра Андреевича Качалина, уральского Атамана. О нем также стоит сказать на особицу. Это был уникальный и колоритный казак. На то время Уральцы были, пожалуй, - самое монолитное и отмобилизованное войско с единой формой одежды, чудом где-то доставшие малиновый приборный материал. Сам «Андреич», как его любовно называли окружавшие, был родом донской казак станицы Гниловской. После его смерти Войско утратило своё первенство, и стало дробиться... Кто его знает, был бы жив Качалин - навряд ли Уральская область осталась бы в Казахстане. Я очень горд, что в дальнейшем он всегда останавливался со мной в номерах гостиниц «третьим» из экономии средств, и всегда кормил чуть ли не ритуально черной икрой, и только ложкой. А впервые это произошло у него на квартире. Там я увидел Атамана А.Г. Мартынова, Атамана с Дона Попова, походного Атамана с Кубани Бобкова, Волжского Атамана Гусева, П.С. Федосова со Ставрополья, и, наконец, тогда походного Атамана СК Володю Наумова. Это был высокий стройный офицер, в немного не по росту донском казачьем мундире, шикарные сапоги бутылками. Живой общительный взгляд, очень пристальный по необходимости, он уже тогда определял, кто есть кто, и его радостная улыбка, как-то стала мне понятна. Мы оказались воочию в той чудесной сказке, о которой мечтали с детства: где были погоны и лампасы, фразы «господа казаки», «любо». Было достаточно часа - полутора, чтобы нам всем убедиться в том, что мы из единого теста замешаны, все монархисты. Любим Отечество, верны Православию, и совсем никто не планировал строить киоски, шопы, и заполучить гешефт, не было и речи о льготах и кредитах, а только готовность постоять за обиды русские.

Здесь впервые я увидел исполнение службы Походным Атаманом. После многих вариантов, он настоял, чтобы казачья колонна от осажденного осатаневшими националистами Кафедрального собора Архистратига Михаила колоннами в шеренгу по шесть казаков двинулась к месту проведения Круга. А ситуация была весьма жесткая: машина архиерея была перевернута, и собор с папертью был островком России среди «правоверных». Это потом я узнал, что резня в Туркестане и Амангельды Иманова ничем не отличалась от резни в Чечне. Так же вспарывали животы женщинам, и били об угол младенцев. Фанатики ислама в ненависти к гяурам одинаково кровожадны во всех уголках земли.

Но мы были неискушенны, храбры и счастливы, что мы - казаки. Наша колонна, как нож сквозь масло, прошла через орду верещащих, обкуренных киргиз-кайсаков. Те махали ослопами, рвали на себе рубахи, почему-то текли красные сопли. А казаки под предводительством Атаманов, чеканя шаг, шли и шли к своему возрождению.

С этих пор у меня завязалась с Володей большая дружба. В отличие от многих москвичей и донцов, он не прыгал на одной ноге где-нибудь за киоском, переодеваясь в казачью форму, а появлялся стройный, по-офицерски элегантный. Он никогда не курил на ходу, не сплёвывал, и т.д. Это была настоящая военная кость. Отрадно, что во мне он быстро определил опору в Восточной России, но служба - службой, а дружба - дружбой. Володя часто и, видимо, охотно ездил к нам в Иркутск, или останавливался у нас, чтобы двинуться дальше.

О прошлом, настоящем и будущем мы могли говорить бесконечно. Нам никогда не хватало ни дня, ни ночи. На нас шикали в поездах, нас укладывали спать дома, но ни там, ни в гостиницах нам ни на что не хватало времени.

Москвичи довольно редко приглашают к себе домой гостей. В этом своя специфика многолюдной столицы. Но Володя почти сразу же пригласил меня с женой в гости. Это была очень скромная квартира, дочери, его мама и верная жена, идущие с ним вместе и поныне.

И, конечно, книги. Казалось бы, мы будем вечно шагать и биться не только в духовной, но и реальной брани. Мы были так счастливы в казачестве. Но вот его не стало. Он был убит ритуально, а вслед за ним была убита и его дочь. Убийцы его не найдены, и по сей день где-то благоденствуют, как и еврей-убийца Игоря Талькова.

Владимир, видимо, предчувствовал свою гибель. В последнее его Рождество мы были в кадетском корпусе г. Москвы. Как ни странно, он был в «гражданке» - в джинсах и в такой же как у меня обуви «казаки». Как-то странно посматривая на меня, он сказал, что потихоньку лечится, и что-то у него со зрением. И показал мне на листе кальки как бы состоящие из ромбиков изображения скорпиона, якобы сканированное офтальмологами с его правого глаза. Это довольно серьезно - говорил он.

А последний раз я видел его на Всероссийском Круге в Омске. Там были какие-то недоразумения по спискам награжденных казаков, и вот он вышел какой-то танцующей походкой на плац, и стал зачитывать Приказ... Таким он и стоит в моих глазах: высокий, стройный, в синем донском мундире с алыми лампасами и околышем, а на груди Кресты: за Урал и за Приднестровье, где мы с ним и были.

Вечером мы впервые не поговорили, он сослался на сильную усталость, а на утро вышел на веранду гостиницы, и почему-то там умывался. Выглядел устало. Уселся к нам за стол, и мы, с Зайцевым и сыном моим Игорем, долго и усердно распевали казачьи песни. Особенно запомнилась «Ты калина, ты малина...».

Где бы я ни был, именно эта песня почему-то ассоциируется с моим побратимом Володей Наумовым. Пел он и «Ворона», и «Не для меня», и многие другие, но вот эта пронзительно грустная, и вместе с тем оптимистичная песня запала мне в память о друге, казаке, соратнике, побратиме и начальнике - Владимире Владимировиче Наумове.

Устами Тараса Бульбы, которого мы оба любим, бесконечно, сказано, что много бывало разных товариществ, но такого как у нас на Руси - нигде нет. И это я сказал о нем.

Н. М. МЕРИНОВ,
Войсковой атаман ИКВ, казачий полковник

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Икона дня

Донская икона Божией Матери

Войсковая икона Союза казаков России

Преподобный Иосиф Волоцкий

"Русская земля ныне благочестием всех одоле"

Наши друзья

 

 

Милицейское братство имени Генерала армии Щелокова НА

Статистика
Просмотры материалов : 3970985