Главная Обзор новостей Новости Союза Казаков России ПЕЧАЛЬ КАРАНТИНА, ИЛИ ПОЧЕМУ ТАК БОЛЬНО И ЧЕГО ТАК СТРАШНО?

ПЕЧАЛЬ КАРАНТИНА, ИЛИ ПОЧЕМУ ТАК БОЛЬНО И ЧЕГО ТАК СТРАШНО?

Священник Андрей Чиженко

Великий пост Коронавирус — биологическое оружие или эпидемия?

12.04.2020

Источник: Православная жизнь

Кажется, впервые за много тысяч лет перед лицом всепланетарной опасности человечество бежит не к Богу, а от Бога, не в храм, а из храма.

И это не может не пугать. Религию поставили в один разряд с сапожной мастерской, фитнес-центром, рестораном и кафе. Т. е. Церкви пытаются придать некий утилитарный бытовой характер, как одному из общественных учреждений сервисной, обслуживающей сферы. Мол, в период карантина нельзя красить ногти в маникюрном салоне, кушать в кафе, торговать в магазине и ставить свечи в храме. Это не может не пугать.

 

Потому что данная государственная и общественно-политическая идеология совершенно исключает Бога из своих логических и юридических императивов. Она пытается вогнать Церковь в разряд некоего вида предоставления услуг по типу ритуального бюро или обслуживания свадеб.

А священник, соответственно (по этой логике), – некий «клерк», «сотрудник» такого учреждения.

Очень печально, очень больно и очень страшно, что люди не понимают того, что Бог – властитель микробов. Он – источник жизни, здоровья, духовного и телесного, и Он же – Попуститель смерти. Именно Он решает, кому жить и кому умирать, кому заразиться, а кому нет. Как писал в свое время святитель Николай Сербский: случайных пуль не бывает, каждая пуля летит точно в цель.

Человек требует в период коронавируса закрытия храма. И тем совершает святотатство, признавая, что Бог не всесилен и Его власть не распространяется на некий микроб, который «сильнее Всевышнего».
Кроме того, складывается впечатление, что современный человек верит в антисептик, перчатки и маску (средства медицинской безопасности, вне всякого сомнения, нужны в здравом и трезвом их использовании) больше, чем в молитву и Таинства. Он готов отказаться от Чаши, в Которой ЖИЗНЬ, потому что Она не стерильная и все причащаются от Нее. Он готов под угрозой болезни отказаться от максимально близкого соединения с Богом; хотя именно под страхом смерти или отнятия здоровья человек, наоборот, должен бежать к Святому Потиру как к главному источнику здоровья своего.
О, какая страшная духовная слепота!

И еще… Изнесение Честных Животворящих Древ Креста Господня. В Константинополе во время эпидемий и моров различных совершали крестные ходы, пышные и многолюдные, чтобы Господь защитил людей. И Он защищал Животворящим Крестом.

Сейчас же слышится, что Крест может нести смерть, а не жизнь, заболевание, а не исцеление.

Эта духовная слепота прослеживалась в современном обществе, когда горел Нотр-Дам-де-Пари. Взывали о сохранении памятника архитектуры, но не храма, взывали к силам природы, а не к Богу.

Во время крестных ходов в Византии во время эпидемии ходили все: патриархи, священники, императоры, народ. Множество людей взывало к Всевышнему о спасении. И они были услышаны. Здесь хочется вспомнить и историю введения в богослужебный обиход пения «Трисвятого». Ведь всенародной покаянной молитвой тогда Константинополь в V веке был избавлен Богом от землетрясения. Или общеизвестная история с установлением праздника Покрова Пресвятой Богородицы. Влахернский храм был наполнен множеством испуганных, взывающих к Господу людей.
Сейчас же множеством испуганных людей наполнены супермаркет, интернет, телеэфир, но не храм. Наоборот, раздаются крики: закройте храмы, что для православного христианина обозначает попытку пресечь источник жизни.

Прав был афонский старец: Христа поставили ниже супермаркетов. Священников и христиан пытаются превратить в некую маргинальную группу, одиноко взывающую в духовной пустыне потребления и эгоизма.
Для мира мы чудаки и юродивые. За проведение Литургии можно попасть в тюрьму. Почему?

Нужно признать очень печальный и скорбный факт: множество людей даже не знает, что такое Литургия. Не знает. Для них это просто странное, ничего не значащее слово.

Продуктовые магазины открыты. Людям нужно кушать. Но что делать, если Христос – мой Хлеб. Что делать, если без посещения храма я умру?! Что тогда?! Что делать с восьмидесятилетней бабушкой, которая не сможет не придти на Пасху в храм! Я понимаю, вы не придете, да и не хотите, но она не сможет не придти. Она потратит последние крохи пенсии на такси до храма (если маршрутки не будут ходить) и на продукты для пасхального стола. Она пройдет десять километров, перелезет через забор, обойдет полицейские кордоны. Она готова быть арестованной. Она готова пострадать за Христа. Это о них писал Солженицын в рассказе «Пасхальный крестный ход»: «А за ними в пять рядов по две идут десять поющих женщин с толстыми горящими свечами. И все они должны быть на картине! Женщины пожилые, с твердыми отрешенными лицами, готовые и на смерть, если спустят на них тигров».

Что делать с ними? Если она не придет на Пасху в храм, то умрет. Жена-мироносица не может не придти в воскресное утро к Гробу своего Возлюбленного Раввуни, несмотря на страх перед иудеями, римской властью и стражниками.

Что делать с ними? Что делать с нами?

Для нас Пасха – это не постричься в парикмахерской и не кофейку с круасаном скушать в ближайшем кафе. Для нас Пасха – служба всей нашей жизни, апогей года, его кульминация.

Что делать с нами? Мы ведь не сможем не придти в храм.

Источник: Православная жизнь

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Икона дня

Донская икона Божией Матери

Войсковая икона Союза казаков России

Преподобный Иосиф Волоцкий

"Русская земля ныне благочестием всех одоле"

Наши друзья

 

 

Милицейское братство имени Генерала армии Щелокова НА

Статистика
Просмотры материалов : 3990661