Главная Обзор новостей Новости Союза Казаков России Казаки Кабардино-Балкарии на встрече с полпредом

(Информация собрана на основании бесед с лидерами реестровых и общественных казаков).

21 июля 2010 года  полномочный представитель Президента РФ в СКФО Хлопонин А.Г. побывал с рабочим визитом в г. Прохладном, где в недавно отстроенном здании бизнес-инкубатора состоялась его встреча с казаками КБР.  Организовать встречу с казаками руководство республики поручило главе администрации Прохладненского муниципального района Гертер Ивану Константиновичу и главе администрации городского округа «Прохладный» Пархоменко Юлии Викторовне.

 В виду того, что Гертер И.К. сам является членом реестрового казачьего общества, он направил на встречу с Хлопониным только реестровых казаков. От казаков нереестровых («общественных») присутствовал только наказной атаман Терского казачьего войска Союза казаков России Логвиненко Игорь Анатольевич, которого пригласил лично руководитель администрации президента КБР Жамборов Владимир Султанович. Организаторы мероприятия не пригласили и не допустили к встрече с полпредом казаков из Майского района КБР, которые «задают неудобные вопросы и постоянно жалуются». Выступления реестровых казаков были заранее отрежиссированы и согласованы с главами местных администраций. Встреча с казаками проходила в конференц-зале бизнес-инкубатора, на ней присутствовали полпред Хлопонин А.Г. и президент КБР Каноков А.Б., представители местных властей,  было много журналистов.

Первым выступил атаман Терско-Малкинского окружного казачьего общества (ТМОКО) Любуня Н.Г., рассказавший о работе его организации. Участвовавшие в мероприятии казаки признали, Любуня в своём выступлении «блефовал», несколько преувеличив заслуги подчинённых ему казаков. Так, он рассказал об участии 694 ОМСБ МО РФ (казачьего батальона им. Ермолова) в наведении порядка в Чечне в 1995-96 годах, хотя в то время Терско-Малкинский казачий округ был общественной организацией и все казаки этого батальона были «общественными», а не реестровыми. Также преувеличил Любуня роль казаков в отражении агрессии Грузии на Южную Осетию в августе 2008 года. На самом деле, среди военнослужащих-миротворцев не было реестровых казаков из Кабардино-Балкарии. В числе военнослужащих прохладненского 135 полка (в/ч 64201) на момент его расформирования было только двое реестровых и пятеро общественных казаков, а Любуня в своём выступлении преподнёс ситуацию таким образом, чтобы у полпреда создалось впечатление, что казаки активно влияли на формирование и работу 135 полка. После того, как Любуня сделал «рекламу» себе лично и вверенному ему казачьему обществу, полпред произнёс: «Смотрите, что в республике происходит! Бандиты озверели и охамели. Они посягают на жизненно важные объекты. Вы, казаки, можете гарантировать, что здесь такого не будет?». Далее, Хлопонин сказал, что к казакам неприменимо слово «страх» и призвал их навести порядок в КБР, определив самые опасные точки. После Любуни выступил атаман Прохладненского районного (юртового) казачьего общества Василенко А.А., заявивший, что у казаков есть опыт совместного патрулирования с милицией, но нет статуса, нет технического оснащения. Также Василенко предложил, чтобы казаки патрулировали улицы совместно с представителями других коренных народов – кабардинцами и балкарцами. Хлопонин обещал проработать этот вопрос с президентом республики. Следом за Василенко выступали казаки Орлов А.М., Савченко В.Н., главы местных администраций Прохладненского и Майского районов Гертер И.К. и Атаманенко Ю.Н. Они коснулись вопроса предоставления казакам земли в аренду, помощи реестровым казачьим обществам в создании кадетского корпуса. Затем атаман общины села Кременчуг-Константиновское Игнатов в своём выступлении пообещал внести «ложку дёгтя в то, что говорилось ранее». Он рассказал, что до 1990 года в селе было преимущественно русское население, 99,9% - в детских садах. На сегодняшний день русских детей там не более 40 %. Большой отток русского населения порождает проблемы у сельчан, так как ломается уклад жизни, становится труднее выживать. Кроме того, высокая арендная плата за землю не позволяет многим казакам содержать подсобное хозяйство, работать на земле. При том, что казачьи семьи хотели бы взять в аренду землю и работать на ней. Однако земли им не выделяются (высказавшему по этому поводу недоумение полпреду было объяснено, что с. Кременчуг-Константиновское находится в Баксанском районе КБР).

Несколько неожиданным для многих оказалось выступление начальника штаба ТМОКО Ведренникова. Он сделал резкий выпад против «общественных» казаков, раскритиковав их деятельность. По словам Ведренникова, «общественные» казаки «носят собственную форму, собираются на свои собрания, утверждают собственные награды и присваивают сами себе чины, в отличие от реестровых казаков». Ведренников назвал «общественных» казаков ряженными, обвинил их в сеянии межнациональной розни и в оппозиционной деятельности. Позже Любуня Н.Г. признал, что это был психологический ход с целью настроить полпреда и президента КБР против «общественных» казаков, являющихся политическими конкурентами реестровых. Хлопонин, очевидно, поверил Ведренникову, заявив, что признаёт только реестровое казачество, «и другого быть не может». С его единой формой, знаками отличия, наградами. Хлопонин заявил следующее: «Никакому общественному казаку награды никогда не вручат, форму он никогда не получит. И если он, как клоун, будет наряжаться, то это его личные проблемы. Я никогда не буду общаться с нереестровыми казаками. Патриарх наш Кирилл таких вот самодеятельных казаков может предать анафеме. И жёстче наказание трудно себе представить».

По окончании встречи с полпредом, реестровые казаки Василенко А.А. и Савченко В.Н. в личной беседе признали, что сами не ожидали столь резких высказываний. Присутствовавший на встрече наказной атаман «общественных» казаков Логвиненко не смог возразить, потому что его намеренно в этот момент отвлёк и вызвал из зала заместитель главы администрации городского округа «Прохладный» по фамилии Крецкий. Некоторые реестровые атаманы КБР (например, Василенко А.А., Яценко С.М.) находятся в хороших отношениях с Логвиненко и некоторыми другими нереестровыми казаками, состоящими в Союзе казаков России, нередко с ними взаимодействовали, и не знают примеров разжигания межнациональной розни или оппозиционной деятельности с их стороны. Тем не менее, по словам Василенко, накануне визита Хлопонина в КБР в рядах «общественных» казаков  произошёл раскол и некоторые из них (несколько человек) были исключены из Союза казаков России за «деструктивную деятельность». 

В целом казачья делегация довольна результатами встречи с Хлопониным, так как он пообещал предоставить больше прав и возможностей реестровым казакам. Тем не менее, реестровые атаманы признали, что «общественные» казаки продолжают представлять серьёзную силу, с которой нельзя не считаться. По их мнению, выступление Хлопонина было воспринято местными властями как указание к действию, после чего можно ожидать административного давления на «общественных» казаков, попыток ликвидации их общественных организаций в КБР. До этого момента руководство КБР достаточно лояльно относилось к «общественному» казачеству, оказывая некоторую поддержку. Наиболее влиятельными лидерами «общественных» казаков, по словам атамана Василенко А.А., являются уже упомянутый Логвиненко И.А. и его заместитель Попов Виктор Михайлович.  Логвиненко является депутатом Парламента КБР от политической партии «Справедливая Россия», а Попов является членом Общественной Палаты КБР. Они преданы Верховному атаману Союза казаков России и никогда не согласятся выйти из этой организации и стать реестровыми казаками.

23 июля 2010 г. В г. Прохладном мы встретились с казаками Терского казачьего войска Союза казаков России. Казаки резко негативно оценивают высказывание полпреда Хлопонина А.Г. об «общественных» казаках. Они убеждёны, что Хлопонин плохо разбирается в казачьих вопросах, не владеет реальной обстановкой в КБР, а его высказывания о нереестровых казаках – «плод психологической обработки и дезинформирования  со стороны реестровых атаманов». Основная масса потомственных (этнических) казаков состоит в Общероссийской общественной организации «Союз казаков», в то время как в реестровые общества принимают всех подряд – для количества. В результате большинство реестровых не являются потомками казачьих родов, не знают казачьих традиций. Потомственные казаки именно реестровых называют «ряженными», «мужичьём в казачьих мундирах». Реестровое казачество официально появилось в Кабардино-Балкарии только в 2005 году, тогда и произошёл раскол на две региональные организации «Терско-Малкинский округ Терского казачьего войска» (ТМО ТКВ, общественные) и Терско-Малкинский казачий округ (ТМКО, реестровые). Вообще история и суть раскола казачества весьма запутанная, и её трудно понять без исторической ретроспективы.

Из истории известно, что реестровое казачество не является изобретением русского казачества и тем более руководителей России прошлых столетий: царей и императоров. Это изобретение наших исторических противников и врагов в лице правителей Литовских и королей Польских Сигизмунда I и Сигизмунда II в далёком XVI веке для борьбы с Россией. Это был один из приемов политики «разделяй и властвуй» для раскола казачества того далекого времени. Для того, чтобы привлечь казачество на свою сторону (и против России) правительство Речи Посполитой записало часть запорожских казаков в так называемый реестр, стало давать реестровым казакам жалование.  Термин «реестровое казачество» снова возник в 1995 году уже в России. Тогда казачьи организации нашей страны были объединены в Союз казаков России (общероссийскую общественно-политическую организацию) во главе с атаманом Мартыновым А.Г., являвшимся депутатом Государственной Думы РФ. В то время Президент РФ Ельцин Б.Н. считал Союз казаков России неуправляемой силой, опасался его влияния и «ультра-патриотической» позиции. Тем временем, приближались очередные выборы депутатов ГосДумы, затем выборы Президента России. Не секрет, что руководство Союза казаков России не поддерживало Ельцина, считая его «врагом России» и «агентом влияния иностранных спецслужб». В этой ситуации «серый кардинал» Березовский Б.А. посоветовал Ельцину создать новое, подконтрольное, «реестровое казачество» в противовес Союзу казаков России, заманив казаков обещанием государственной службы и материальных благ.

9 августа 1995 года Ельцин издал Указ «О государственном реестре казачьих обществ в РФ», подписав его на спине казака в Новочеркасске. Тем самым был положено начало расколу: часть казаков перешла в созданное Ельциным «на пустом месте» новое, «реестровое казачество». Создание реестровых казачьих обществ имело целью именно развал и последующее уничтожение Союза казаков России. Союз казаков никогда не выступал против привлечения казаков к государственной службе, более того, предлагал оную возродить. Это было прописано в Уставах (Уложениях) многих структурных подразделений Союза казаков. Например, межрегиональное общественное движение «Терское Казачье Войско», согласно Уставу, ставило перед собой одну из задач: «Добиться воссоздания традиционного для казаков в прошлом института государственной казачьей службы, которая должна дополнять, но не подменять традиционный казачий порядок самоорганизации и самоуправления и органично вытекать из многогранной и самобытной народной природы и жизнедеятельности казачьей семьи и общины» (п.1.13-7 Устава ТКВ). Если бы Ельцин и Березовский хотели действительно возродить государственную казачью службу, они бы это сделали внутри Союза казаков. Однако они посчитали необходимым накануне «выборов 1995-96» создать новое марионеточное казачество, противопоставив его слаженно работающему, монолитному Союзу казаков. С того времени не пожелавших войти в госреестр казаков стали именовать «общественными казаками». Ситуацию усугубило то, что некоторые казаки, в своё время изгнанные из Союза казаков за неблаговидные поступки, разжалованные, лишённые наград, были приняты в реестровом казачестве, получив там руководящие должности.

Эпоха Ельцина-Березовского давно прошла. Новым  Верховным атаманом Союза казаков России в июне 2008 года был избран Задорожный Павел Филиппович, который делает попытки найти взаимопонимание с федеральной властью (Задорожный является членом Совета по делам казачества при Президенте РФ). Союз казаков России в настоящее время не находится в оппозиции действующей власти, нацелен на конструктивное сотрудничество, однако процесс раскола и противостояния продолжается по инерции. Несмотря на клевету, провокации и мощное противодействие со стороны чиновников, Союз казаков выстоял, большинство казаков остались верны присяге и своим принципам.

Итак, одна из причин, по которой многие казаки не желают переходить в реестр – это нежелание казаков быть предателями и раскольниками. Но существуют и другие веские причины. Согласно Уставам реестровых войсковых казачьих обществ, их членом может стать любой гражданин, независимо от национальности и вероисповедания – для настоящих, природных казаков это неприемлемо и оскорбительно.

Руководство Союза казаков считает (и это научно обоснованно), что потомственные казаки – это народ (субэтнос русской нации наряду с великороссами, малороссами, белорусами, русинами) православного вероисповедания. Абсолютное большинство «общественных» казаков – этнически русские, славяне, но в казачестве есть и представители других национальностей в качестве приписных казаков. Таким образом, Союз казаков – это организация, представляющая казаков как исторически сложившуюся культурно-этническую общность, она действует в интересах, прежде всего, русского народа и Русской Православной Церкви, поэтому Союз казаков является субъектом межнационального общения, диалога культур. Например, в национальных республиках Северного Кавказа потомственные казаки являются самой коренной частью русского (славянского) населения и давно действуют в статусе национальных организаций наряду с другими организациями и движениями народов Кавказа, занимая своё достойное место в общественно-политической палитре. Реестровое казачество де-юре является государственным, поэтому не имеет права действовать одновременно как национальная организация, не может выступать субъектом межнационального общения. Потеря казачьими объединениями в национальных республиках статуса славянской православной организации в связи с переходом в реестр создаст политический вакуум, лишит потомственных казаков права на свою общественную национальную организацию, в то время как национальные организации законно имеются у всех других этносов и этнических групп в России. Лишение казаков права на свою национальную общественную организацию – это не что иное, как дискриминация по национальному признаку. Ликвидация общественных казачьих объединений непременно дестабилизирует общественно-политическую обстановку в стране и может привести к самым непредсказуемым негативным последствиям.

           В последнее время в СМИ поднят нездоровый ажиотаж в связи с  выходом  ряда Указов Президента Российской Федерации по вопросам казачества, в частности по форме одежды, геральдике, при чём эти Указы неверно разъясняются лидерами реестровых обществ (как всегда - трактуются в свою пользу). Реестровые атаманы публично заявляют, что «общественные казаки» (то есть – настоящие, родовые) после выхода Указов не имеют права носить «казачью форму одежды» и погоны.

 По всем этим вопросам руководство Союза казаков России занимает следующую позицию:  

         Указы Президента РФ  для  реализации направлены  только для членов реестровых казачьих обществ, и никак не затрагивают  казачьи общины, входящие  в Общероссийскую  общественную  организацию  «Союз казаков».

 По вопросу казачьих чинов, ношения казачьей формы одежды  и погон:

В п.4 Указа Президента РФ от 9 февраля 2010 г. № 169 говорится  что, чины и знаки различия по чинам  лиц,  не являющихся членами казачьих обществ, внесенных в государственный реестр, не могут быть аналогичными чинам  и знакам различия по чинам членов казачьих обществ, а также сходными с ними до степени смешения.

            «Форма одежды» терских казаков,  которую носят «общественные» казаки, в корне отличается от формы одежды  реестровых, и не предполагает смешения с ними, так как нереестровые терские казаки носят национальную одежду своих предков – черкеску, к которой разрешено носить традиционное холодное оружие – кинжал. Геральдика, нашивки, эмблемы Союза казаков России явно отличаются от тех, что утверждены Указом Президента РФ для членов реестровых казачьих обществ. Казачьи чины, которые присвоены в Союзе казаков России, имеют приставки (например): хорунжий – Союза казаков России, есаул – Союза казаков России, и так далее, чем отличаются от чинов,  предусмотренных для госреестра.

Тем не менее, некоторые реестровые атаманы-провокаторы призывают своих подчиненных «срывать погоны с общественных казаков», а многие главы местных администраций откровенно не желают оказывать никакой помощи и поддержки казачьим общественным объединениям Союза казаков, и даже препятствуют им  в осуществлении уставной деятельности, что противоречит требованиям ст. 17 ФЗ «Об общественных объединениях», где сказано: «государство обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывает поддержку их деятельности, законодательно регулирует предоставление им налоговых льгот и преимуществ». Некоторые общества реестровых казаков зарегистрированы в качестве общественных организаций, и они находятся под опекой властей и получают финансирование. «Общественных» и «реестровых» постоянно «сталкивают лбами», власти не хотят признавать «общественных» настоящими казаками, и всё это в противоречии как со здравым смыслом, так и с той же ст. 17 упомянутого Федерального Закона: «Вмешательство органов государственной власти и их должностных лиц в деятельность общественных объединений, равно как и вмешательство общественных объединений в деятельность органов государственной власти и их должностных лиц, не допускается…».

Казаки выразили свою обеспокоенность тем, что Указы Президента РФ углубляют пропасть между общественными (потомственными) и реестровыми (большей частью - непотомственными) казаками, ставят казаков в неравное положение, узаконивают произошедший по вине Ельцина и Березовского раскол в казачьем движении. Вместо понимания ситуации и взвешенной политики в отношении российского казачества на Северном Кавказе полпред Хлопонин А.Г. в таком нестабильном регионе настраивает против себя, как полномочного представителя, и против власти вообще всех нереестровых казаков. Говоря о «ряженных казаках», Привёлся ряд примеров того, как офицерские чины присваиваются членам реестровых казачьих обществ, не имеющим не только высшего, но и даже полного среднего образования, ранее судимым или никогда не служившим в армии. Так, казачий чин «подъесаул» был присвоен 70-летнему казаку Скакункову Николаю Николаевичу, имеющему только 7 классов школьного образования, всю жизнь работавшему трактористом и шофёром (не занимавшему руководящих должностей). Чин «казачий полковник» был присвоен ранее судимому, не имеющему высшего образования, лечившемуся от алкоголизма, пенсионеру Алябьеву Александру Григорьевичу (воинское звание — мл. сержант запаса).. Казаки в целом привёли не менее восьми конкретных примеров «недостойного и даже абсурдного» присвоения офицерских чинов реестровым казакам, сделав вывод, что вот такие реестровые казаки и являются «ряженным» и «клоунами». Далее, они рассказали о том, что примерно 26 июня 2010 года трое реестровых казаков забили насмерть русского парня в г. Прохладном в районе ж/д вокзала. Возбуждено уголовное дело, ведётся следствие. Этот случай уже вызвал большой общественный резонанс, подорвав имидж казачества в КБР. Обо всём этом до сих пор не известно полпреду Хлопонину А.Г.

Недавно в рядах «общественных» казаков произошёл раскол, в результате которого Верховный атаман Задорожный П.Ф. вывел из состава Союза казаков России межрегиональное общественное движение терских казаков «Терское Казачье Войско» во главе с Инкавцовым М.В.  Задорожный создал в СКФО новые региональные отделения Союза казаков России с названием «Терское казачье войско», назначив наказным атаманом этих региональных отделений Логвиненко И.А. Казаки передали нам текст соответствующего приказа, который получили от Верховного атамана по электронной почте. Таким образом, Задорожный произвёл чистку в рядах подчинённых ему терских казаков, избавившись от «бунтарей» и «непредсказуемых личностей». Власти Кабардино-Балкарии поддержали решение Задорожного, пойдя с ним на «конструктивный диалог». Инкавцов дискредитировал себя связями с «язычниками-родноверами», «Собором русского народа», украинскими националистами и другими деструктивными силами. Казаки считают, что власти должны препятствовать деятельности только тех «общественных казаков», которые занимаются противоправной деятельностью и действуют вне Союза казаков России, создают самостоятельные маргинальные организации в отрыве  от  организации общероссийской. У Инкавцова после 23 февраля 2010 года истёк срок атаманских полномочий: он не провёл отчётно-выборный круг «Терского Казачьего Войска», утратив какую-либо легитимность (особенно после изгнания Инкавцова из Союза казаков России 23 июня 2010 года). Сторонников Инкавцова осталось не более 40 человек, все остальные «общественные» терские казаки вошли в подчинение Логвиненко и Задорожному. И всё же Инкавцов  не желает признать своё поражение и готовит реванш: 5 сентября в г. Владикавказе он планирует собрать «круг Терского казачьего войска», чтобы вернуть себе легитимность, выступить против Задорожного и Логвиненко.

На основании собранной информации мы приходим к выводу:

Публичные высказывания Хлопонина об «общественных» (потомственных) казаках, являющихся самой коренной частью русского населения на Северном Кавказе, в условиях взрывоопасного региона, учитывая сложное положение русского населения в данном регионе, можно расценить не только как не дальновидные, но и как провокационные и в высшей степени безответственные. В этих условиях полномочный представитель Президента России в СКФО должен действовать на сплочение всех слоёв русского и русскоязычного населения как стабилизирующей силы на Северном Кавказе, уважая различные культуры, различные субэтнические и этнические особенности, направляя все здоровые силы общественных объединений на укрепление Государства Российского, а не на раскол общества. Хлопонин своими высказываниями и действиями фактически загоняет потомственных нереестровых казаков в оппозицию по отношению к федеральной власти, представителем которой он сам является. Высказывания Хлопонина уже производят слом, грубый разрыв сложившегося межэтнического баланса, в котором региональные подразделения Союза казаков России на протяжении 20-ти лет, пользуясь некоторой самостоятельностью,  выполняли роль «рупора» и выразителя интересов всего русскоязычного населения на Северном Кавказе.

Также мы считаем провокационным и недальновидным предложение  Хлопонина привлечь реестровых казаков к патрулированию и охране правопорядка  в «опасных точках» - в тех районах Кабардино-Балкарии, где большинство населения — мусульмане. В этой ситуации казаки могут стать мишенью для ваххабитов и национал-экстремистов. До настоящего времени нет законодательной базы, позволяющей казакам носить огнестрельное оружие, нет достаточной правовой и социальной защищённости членов казачьих обществ.  По имеющимся сведениям, большая часть реестровых казаков не готова к несению к государственной службы и охране правопорядка по ряду причин. Огромная часть реестровых казаков — это люди пенсионного возраста, люди, не имеющие соответствующего образования  и навыков государственной службы. Нередко офицерские чины присваиваются реестровым казакам, не имеющим высшего образования, опыта руководящей работы и достаточных навыков военной службы.  Также и по состоянию здоровья далеко не все члены казачьих обществ могут нести полноценную службу. Сами лидеры реестровых казаков рассказывали нам о том, что для количества им приходилось верстать в казаки «всех подряд», в том числе ранее судимых, психически неуравновешенных, страдающих от алкогольной зависимости.

В этой ситуации предложение Хлопонинина как можно скорее дать казакам возможность обеспечить охрану правопорядка в КБР является несвоевременным и даже вредным. Ожидаемый от этого эффект в плане борьбы с терроризмом и экстремизмом в любом случае будет минимальным. Если террористы и радикалы начнут убивать казаков,  несущих функции по охране правопорядка, это может только усилить отток русского населения из Кабардино-Балкарии.

Фактически на сегодняшний день общероссийское казачье движение разделено на два направления:

1. Реестровые казаки — граждане России, являющиеся членами входящих в государственный реестр казачьих обществ, взявшие на себя обязательства по несению государственной казачьей службы. Реестровыми казаками имеют право именоваться граждане независимо от национальной принадлежности (в настоящее время  большинство реестровых - неказачьего происхождения).

2. «Общественные» казаки Союза казаков России — потомственные казаки (потомки казачьих родов) православного вероисповедания (в отдельных случаях  - и иные граждане неказачьего происхождения в качестве приписных казаков), являющиеся членами казачьих общественных объединений, входящих в состав Общероссийской общественной организации «Союз казаков». Структурные подразделения Союза казаков России имеют право выступать в качестве равноправного субъекта межнационального общения наряду с национально-культурными центрами, организациями и движениями других коренных народов России. Основные направления деятельности «общественных» казаков — защищать интересы русского и русскоязычного населения, поддерживать Русскую Православную Церковь, работать в направлении сохранения и популяризации духовности, быта, культуры и традиций казачества, воспитывая молодёжь в духе патриотизма, распространяя российское влияние на страны ближнего и дальнего зарубежья через имеющиеся и создаваемые структурные подразделения Союза казаков России в других странах.

Эти два направления, выполняющие разные функции, имеют право рассчитывать на поддержку со стороны государства, выполняя положительную стабилизирующую роль как на территории СКФО, так и в целом в России и странах ближнего зарубежья в интересах нашей страны. Совет по делам казачества при Президенте РФ должен найти достойное применение как для реестровых обществ, так и для Союза казаков России.

Помимо этих двух направлений существуют и прочие общественные объединения, именующие себя казачьими, но не входящие ни в государственный реестр казачьих обществ, ни в Союз казаков России. Именно такие маргинальные, немногочисленные, «самостийные» общественные объединения, по нашему мнению, целесообразно лишить статуса казачьих, в последующем законодательно исключив возможность этим «маргиналам» именовать  себя казачьими организациями. Такие маргинальные организации и движения являются неуправляемыми, нередко принимают участие в оппозиционных и деструктивных общественно-политических движениях от имени казачества.       

ИНФОМАЦИОННО-АНАЛИТИЧЕСКАЯ ГРУППА

Информация получена на электронную почту Союза казаков России

 

 

 
Интересная статья? Поделись ей с другими:
Икона дня

Донская икона Божией Матери

Войсковая икона Союза казаков России

Преподобный Иосиф Волоцкий

"Русская земля ныне благочестием всех одоле"

Наши друзья

Милицейское братство имени Генерала армии Щелокова НА

Статистика
Просмотры материалов : 2996394